loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

САКРАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ВОЙНЫ


Ты ненавистнейший мне меж богов, населяющих небо!
Только тебе и приятны вражда, да раздоры, да битвы!

Зевс - Аресу, богу войны. «Илиада»


.

Понятие и правила «справедливой войны» гораздо старше международного права.
Это допущение неких значимых религиозных оснований, делающих боевые действия правомерными.

Оно родилось из языческой религии и неразрывно связано с ней.

Несоблюдение этого религиозного военного кодекса автоматически ставило любые насильственные действия в разряд противных Богам. (т.е. совершения греха против Богов)

Мы продолжаем следовать многим из этих правил, хотя и без понимания, почему мы им следуем.

В 19 веке «просвещенная общественность» возмущалась, что Вильгельм II попрал «священную силу договоров».
Интересно, а с чего договора «священные»?
Просвещенная общественность внятно бы не ответила.

Или из 20 века: «Они напали на нас без объявления войны! Наше дело правое! Победа будет за нами!»
Ну и что с того? Почему оно «правое»? И почему «победа будет за вами»?
Не ответят. Повторяют бездумно, по инерции, остаточной силе древнейших времен, о происхождении которой они уже и не помнят.


Сам термин справедливой войны (bellum justum) достался нам из языческого Рима, но это понятие, когда война (применение Силы) допустима, а когда греховна - намного древнее и уходит во глубину тысячелетий.

Во что же верили те, кто записывали на золоте, серебре и камне эти священные правила, тысячи лет тому назад?

Они считали, что это неизменные законы Богов, и веришь ты в них или не веришь - они ВСЕГДА будут ДЕЙСТВОВАТЬ.

Основные вводные положения можно определить так:

1. Нападение граничит с грехом и с опасностью кары за этот грех.
Нападающий всегда подвергает себя большей опасности, в сакральном смысле, чем обороняющийся.

2. Божественный закон, само мироздание и Боги, изначально стоят на стороне обороняющегося.

3. Чтобы избежать «греха нападения», нападающий должен соблюдать свод правил, определяющих, когда насилие разрешено и справедливо.

4. Если нападающий пренебрегает этими священными правилами войны, то он проигрывает, т.к. священный закон в этом случае находится на стороне обороняющегося.

5. Если пренебрегающий правилами ведения войны, даже одерживает победу, - вопреки всему - то эта победа неустойчива и ядовита – позже она приводит к уничтожению всего его государства/народа/семьи.
Т.е. он опять же - проигрывает, но уже по-крупному.




Знаменательно, что обеспечение ведения Римом справедливой войны возлагалось не на военных или дипломатов, а на религиозную коллегию жрецов – фециалов, которые проводили обряд объявления войны и должны были клятвенно заверить царя или сенат в том, что противник действительно создал справедливое основание для начала войны против него.
Это тот самый "казус белли".


Справедливой считалась только такая наступательная война, которую начинали:

1. После предъявления справедливых требований к противной стороне.
2. В удовлетворении которых было отказано.
3. О начале которой врага предварительно известили.

В тексте Ливия «История Рима», при описании объявления войны, подчеркиваются не прямые и прагматические соображения, сколько моменты религиозные: жрец аппелирует к «закону и набожности» (iuste pieque), к гарантии всякого правового действия — «доверию» (fides), он обращается за справедливостью не к Богам из круга возмездия, не к Марсу!

А к Богам-мироустроителям, законодателям и покровителям жизни людских общин — Юпитеру и Янусу-Квирину; религиозная ответственность за решение о войне, хотя оно принималось им лично, - ложилась и на весь народ в целом.

Наиболее ясно весь этот ход мысли обнаруживается в том условии, под которым руководители общины соглашаются на объявление войны: «Открытой и богоугодной войной; на это даю свое согласие и одобрение».

Словом «богоугодной» приходится передавать здесь латинское «pio» — «исполненной почтения к Богам и угодной им,  благочестивой, набожной».
Фигурирующее в подлиннике сочетание «puro pioque duello» связывает, таким образом, воедино практику войны, справедливость и право, набожность и чистоту помыслов.

Формулы и обряды, составлявшие этот религиозный кодекс,  имели своей целью избавить людей от опасения участвовать в действиях связанных с пролитием крови и разрушением, в действиях, которые могут быть "противны Богам".




А КАКАЯ ВОЙНА УГОДНА БОГАМ?


В том то и дело, что Богам – никакая.

Для людей, в идеале, только ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ.

«Подними меня вверх» – говорит бог Ра своей дочери Небу, желая навсегда уйти от людей устроивших бунт, т.е. войну против него – «Ибо мое сердце устало от них».

Война и уход Богов на небеса  – ознаменовал конец блаженству «золотого века», когда Боги жили на земле, рядом с людьми.
Так же и у греков, Богини Правда, Справедливость и Мир (дике, эвномия, эйрена)  – тоже ушли от людей на небо, потому что не желали выносить человеческие беззакония.

«Лучше всего достичь победы мирными средствами.
На следующем месте — сеяние раздора в стане врага.
Но худший вид победы — та, что достигнута в битве. Великим грехом она почитается, крушением и пятном» - это включилась в хор древняя Индия.

Богам угоден мир.
Они сотворили вселенную упорядочив беспорядок (хаос), и с тех пор мироздание хаосу противостоит.
А война напрямую связана с разрушением, то есть, в ней есть много от того, что «противно Богам», и угодно «хаосу».

Но ведь и Боги воюют!

Да, у Богов есть враги, происходящие из неупорядоченного хаоса. Эти враги отмечены тем, что всегда нападают на Богов и на сотворенный ими упорядоченный мир, на его законы.

Боги вынуждены защищаться – т.е. вынужденны вести войну - ради сохранения мироздания, себя и человечества.

Враги Богов, даже если сначала побеждают - Тифон взявший в плен Зевса, неуязвимый демон Равана победивший вообще всех Богов,  Сет убивший Осириса, силы Хаоса напавшие на Ра,  - в итоге, проигрывают.


И как у Богов было «во времена оны», так будет повторяться и у людей!

«Какой знак на Небе, такой и на Земле. Какой на Земле,такой и на Небе. Потому что Небо и Земля родственники друг другу»  (Вавилонский учебник прорицателя, библиотека Ашшурбанипала)

Несправедливое причинение насилия возмущает саму природу упорядоченного мира, - создателями и хранителями которого являются Боги.
А когда божественный порядок нарушается, тогда вершится страшное: «Сын убивает отца, брат губит брата, и истребляет себя всякая плоть и кровь» ( более 3 тысяч лет тому назад, хетты)

Именно поэтому человек, первым причиняющий насилие, - безоговорочно осуждался.

И осуждается нами сейчас.






ЗАЧЕМ НУЖНО ОБЪЯВЛЯТЬ ВРАГУ ВОЙНУ?

«Назад! Мерзкий бунтовщик, твой шаг замедлил Ра. Назад, ты, кто сражался уже во чреве матери, творящий зло, преступающий установленный путь, ты падешь из-за бойни устроенной тобою, любящий сражение, любящий раздоры,… нарушающий законы и применяющий насилие,… грабитель, владыка лжи, господин обмана, вождь преступников, любящий предательство, ненавидящий дружбу, кто мнит себя выше Богов, кто сеет вражду, кто производит разрушение, злодей…».

(с) Ритуал уничтожения Сета для храма Осириса в Абидосе
папирус Лувра № 3129


Противник, нападающий без объявления войны, или наносящий вред государству тайно – тут же выводит себя из «сакрального права», т.е. из-под защиты Богов, ставя себя в положение бунтовщика против «закона Богов», бандита и преступника - против него действует один закон: уничтожение.

По римскому праву, всякое тайное или вероломное нападение приравнивалось к бандитскому (bellum latrocinium).
«Нашими врагами являются лишь те, кто нашему народу объявил войну. Остальные -  (приравниваются) к бандитам или пиратам»

А когда  приходится иметь дело с разбойниками, тогда нет ни войны, ни ее священных законов, ибо тут господствует лишь состояние самозащиты.

В этом случае не требуется предписанных религией формальностей в ведении войны, здесь нет необходимости объявлять войну в установленном религий порядке; в борьбе с разбойниками руководствуются только началами естественного права и на насилие отвечают только насилием (vim vi repellere).
То есть, сакральное право о ведении войны действует по отношению к открытым врагам.

Остальные приравниваются к разбойникам – т.е. к беззаконникам, - и государство, на которое нападают подобные «разбойники»,  в этом случае является защищающейся стороной, - которой дозволено применять для своей защиты насилие в полном объеме.

Само оно, при этом, продолжает находиться под защитой Богов.






САМОЗАЩИТА

Защищать себя это религиозный долг человека.

"Для своих врагов мирской человек должен быть героем. Он должен бороться с ними и сопротивляться им. Это религиозная обязанность.
Он не должен сидеть в углу, плакать и говорить о непротивлении.
Если он не показывает себя героем своим врагам, он не исполнил своего религиозного долга."

Дхарма-сутра, Индия.



Обороняющийся на своей земле считался настолько прав в своей самозащите, что для него допускалось даже не обращать внимания на такую важную вещь, как неблагоприятные (!) для него знамения Богов!



Ты не обетам богов, а ширяющим в воздухе птицам
Верить велишь? Презираю я птиц и о том не забочусь,
Вправо ли птицы несутся, к востоку денницы и солнца,
Или налево пернатые к мрачному западу мчатся.
Верить должны мы единому, Зевса великого воле,
Зевса, который и смертных и вечных богов повелитель!
Знаменье лучшее – вот: за отечество храбро сражаться!

(с) Илиада

Интересно здесь то, что авгурическое знамение, предрекающее Гектору и его рати неудачу в битве при кораблях (песнь 12) –  в точности сбывается.
Но Гектор в своем решении воевать против осаждающих Трою ахеян, невзирая на неблагоприятные знамения, прав, в сакрально-глобальном, так сказать, смысле.

«Этрусские гаруспики, знатоки в деле предзнаменований, находившиеся в свите императора (Юлиана), давали неоднократно совет отменить этот поход.  Но им не хотели верить.

И вот они вынесли свои книги, относящиеся к военному делу, и свидетельствовали, что это знамение задерживающего значения и что оно неблагоприятно для государя, предпринимающего наступательную, - хотя бы и справедливую, - войну в чужие пределы.

…(они утверждали), что только тогда можно не обращать внимания на такие знамения, когда вторгается внешний враг:
тогда действует один вечный закон, обязывающий защищать всеми способами (!) благо государства…»

(с) «Римская история» А. Марцеллин. (о войне императора Юлиана против Персии, 4 век н.э.)










СВЯЩЕННЫЕ ДОГОВОРА




«Что касается слов царя Хеттов к царю Египта, начертанных на серебряной дощечке, то исполняют их 1000 Богов и Богинь страны Хеттов по отношению к 1000 Богов и Богинь Египта.

Они со мною, как свидетели этих слов: …Боги гор и потоков страны Хеттов, Боги и Богини гор и рек страны Египта, Небо и Земля, и Море, Ветры и Бури.

Да опустошится дом, земля и рабы того, кто нарушит их.
Да дадут они здравие и жизнь тому дому, и земле, и рабам того, что сохранит их».

Мирный договор между Египтом и Хеттским царством – 13 век до н.э.





Если правитель какой-нибудь страны, нарушал условия соглашения, то Боги народов и стихий, взятые в свидетели договора, должны были погубить виновного вместе с его «домочадцами, странами, городами, виноградниками, пустошами, угодьями, быками, овцами – со всем, что бы ни было у него».

Особенно, союзный договор - связывал государства или города, практически родственными узами, можно сказать, что они считались единым человеком.
Нападение на союзника считалось нападением на тебя самого.
Защита союзника от напавшего на него врага, – каким бы великим этот враг ни был, -  считалась священным долгом.

Хеттский царь, враждуя с Египтом, считает необходимым оправдать свои действия против врагов-египтян в следующих словах:

«Я был к вам благосклонен. Но вы мне внезапно причинили зло!
Вы напали на правителя Кадеша, которого я избавил от хурритов (т.е. на его союзника).
Когда я услышал об этом, я прогневался, и я послал воинов и колесницы с военачальниками».

Позднее, претерпев новые козни со стороны египтян, он обращается к богам со словами:
«О боги! Я не совершал зла, но это люди Египта его совершили, это они напали на границы моей страны».



Особо яркий пример: начало второй войны между Римом и Карфагеном. Которая началась из-за небольшого города Сагунта, где-то в Испании, который имел договор о союзничестве с городом под названием – Рим, где-то в Италии.

Сильнейшая и богатейшая держава того времени, Карфаген, - правильнее было бы называть их империей, - творила в Испании, что хотела.
У Рима и Карфагена тоже был какой-то договоришко, по которому Карфаген не трогает в Испании единичные, союзные Риму, города.

Но карфагенская армия, под командованием Ганнибала, мимоходом осадила Сагунт,  "для защиты интересов Карфагена в этом регионе", как бы мы сейчас выразились. А по просту, по праву сильного.

Зачем было вмешиваться в это дело Риму? Он, в тот момент, уже воевал на два фронта, отбиваясь и от галлов, и от иллирийских пиратов.
Однако римляне послали к Ганнибалу послов с просьбой не тревожить Сагунта. Из этих переговоров, разумеется, ровно ничего не вышло.

Тогда римляне отплыли в Карфаген, видимо считая, что карфагенский Совет обуздает самовольно (как думали римляне) нарушающего договора Ганнибала. А тот между тем взял Сагунт. Почти все жители были вырезаны, город был сметен с лица земли.

Тогда в Карфаген было отправлено последнее посольство.
Оно потребовало от Карфагена… выдать Ганнибала Риму, как преступника!

Карфагеняне, конечно, ответили решительным отказом. Говорили они насмешливо, горячо и долго.
Фабий, глава римского посольства, так же долго ничего им не отвечал.
Наконец, он указал на свою тогу и сказал, что принес в ее складках войну и мир, и вытряхнет сейчас то, что выберут карфагеняне.

«Да вытряхивай, что хочешь!» —  закричали карфагеняне.
«Войну!» — сказал римлянин.
А те ответили: «Принимаем!»

Так началась эта великая война.

Из которой Рим вышел победителем.

(Polyb., III, 8, 8; 13; 15; 17; 20; 33, 1–4; Liv., XXI, 12–18)





Являлась ли в этом случае война со стороны римлян – справедливой, «открытой и богоугодной» в сакральном смысле?
Абсолютно да.

1) Противник не только напал на союзника,
2) но и сам нарушил договор.
3) Не объявил о начале войны.
4) Противнику были предъявлены справедливые требования, удовлетворение которых могло бы позволить избежать войны.
5) В удовлетворении этих справедливых требований – было отказано. 6) Несколько раз.
7) Самого противника о начале войны известили.

Вот именно в таком случае и с полным пониманием «почему это так», именно римляне могли бы говорить: «Наше дело правое, потому что именно мы стоим на стороне Богов и их законов.
Но противник сам себя поставил на сторону врага Богов. И мы его победим, потому что Боги своих врагов победили».

Много позже, когда Рим мог по-праву назвать себя «владыкою мира», а римляне могли бы горделиво считать себя лучшими из лучших во всем, Цицерон говорил в сенате вот что:

«…мы (римляне) не превзошли ни испанцев численностью, ни галлов силой, ни пунийцев хитростью,
ни греков искусствами,
ни даже италийцев и латинов внутренним и врожденным чувством любви к родине…

Но благочестием, почитанием Богов и мудрой уверенностью в том, что всем руководит и управляет воля Богов, мы превзошли все племена и народы».

(Цицерон. Об ответе гаруспиков, IX, 19)







НАРУШЕНИЕ СВЯЩЕННЫХ ДОГОВОРОВ



Битву скорее начнём; ведь троянцы нарушили клятву,
И вероломством своим оскорбили богов и данайцев!
Верю, погибель их ждёт и жестокие беды за это!
Илиада



Если договор будет нарушен, страшно было не столько то, что обиженный царь начнет войну,
а то, что Боги - в чьих руках Правда, перед ликом которых клялись, - отвернутся от бесчестного правителя и тогда на страну обрушатся беды.


Попрали троянцы священную клятву!
Но не напрасны, поверь, наша клятва, кровавая жертва,
Вин возлиянье, пожатые руки на верность обета.

Если теперь же свершить месть за это Кронид не захочет,
Позже он всё же свершит! За обман свой заплатят троянцы
Женами их и детьми; головами своими заплатят!
Илиада



«Адхарма (беззаконие), совершенная в этом мире, не сразу дает плод, как (засеянная) земля, но, постепенно увеличиваясь, она подрезает самые корни совершающего ее.
Если наказание падает не на самого преступника, то на его сыновей, если не на сыновей, то на внуков;

Благодаря беззаконию он некоторое время процветает, потом находит блага, потом побеждает (своих) врагов, но в конце концов - погибает с корнем!»
(с) «Законы Ману»



Фантомные боли 20 века, уже без понимания «почему это так», но о том же:

«Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда – тот и сильней.
Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал?
Нет – не стал! Потому что правды за тобой нет!
А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильней»
.
(с) фильм "Брат 2"




ПРОЩЕНИЕ С ПОЗИЦИИ ПОБЕДИТЕЛЯ.



Если побежденный обидчик успевал сам отдаться в руки обиженного победителя, признать свою вину и просить о милости, прощение считалось ожидаемым, хотя формально дело по-прежнему оставалось в воле обиженного.

Именно такого прощения просит, например, царь хеттов Мурсилис у Богов в «молитве во время чумы»:

«Этот грех я признал во истину перед Богами. Это истинно так, мы это совершили. Но после того как я признал грех, да смягчится душа Богов».

То есть, повинную голову меч не сечет.

Этот же Мурсилис не только просил, но, в подражание Богам, и сам с охотой давал такого рода прощение, всячески подчеркивая это в своих договорах и «Анналах»:

«Когда люди (враждебного) города Туккама меня завидели издали, они вышли ко мне навстречу: «Господин наш! Не допусти, чтобы у нас все разграбили для твоей Хаттусы, как это было в городе Арипса… и не угоняй нас в Хаттусу (как рабов), а сделай нас своими пешими воинами и колесничими!
И тогда я, Солнце, не приказал разграбить город Туккаму, и те три тысячи пленных, что из Туккамы взяли (для угона) в царский дворец, я сделал своими пешими воинами и колесничими».

Сами хеттские цари и поясняют логику этой морали.
В одном из договоров вскользь упоминается: «Затем, так как людям вообще свойственно поступать криво…» или из той же молитвы: «Боги, господа мои, так все и совершается: кругом грешат».

Если все люди грешат (способны совершить ошибку) и совершают зло, то последовательное и полномерное воздаяние лишь насилием на насилие - окажется для людей попросту путем к самоистреблению.


А уничтожение людского рода вообще – отвратительно для Богов, ибо губит все мироздание.

Поэтому, - ради спасения человеческого рода -  непрерывный круговорот неправедного насилия должен быть где-то разорван, и особенный почет воздается как раз тому, кто способен разорвать его - великодушным прощением.

Но тогда появляется опасность, что подобный путь приведет к одному лишь прощению, - а через него, к умножению зла и злодеев.

Поэтому прощение допускается только «с позиции правого победителя» и над покоренным, просящим пощады, врагом.
Да и в этом случае, оно хотя и является желательным, но не является обязательным.






.
Tags: Античность, архетип, дивинация, история, символы, скажи мне кто твой друг, теология, язычество
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments