loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

Предупреждение из прошлого

Главный враг Белой Расы это расовая несознательность
и глупая сентиментальность по отношению к нашим врагам.

В 1920 году Белые были самой многочисленной расой в мире.

Белые составляли треть человечества,
занимали 40% и контролировали 90% Земного шара.

Белая экспансия стала самым поразительным явлением за всю письменную историю человечества…
Ни одна раса прежде не достигала такого превосходства в своей численности и владениях.




источник

Упоминая имя Лотропа Стоддарда(1883-1950) обычно добавляют эпитеты «расист» и «сторонник превосходства белых» — хотя, думается, правильнее было бы назвать его пророком.

Его главный труд, «Подъем цветного прилива против владычества Белого мира», написан в 1920 году, в то время, когда белые были колонизаторами и правителями большей части мира. Стоддард предупреждал, что это владычество вскоре закончится и призывал белых подготовиться к последствиям.


Лотроп Стоддард (1883-1950),
американский историк, антрополог-расолог и евгенист.


Несмотря на то, что Стоддард опубликовал 14 других книг, «Подъем цветного прилива» остается самой лучшей из его известных работ. Эта книга была не каким-нибудь никому не известным правым манифестом, а известнейшей литературной сенсацией, написанной ученым с гарвардским образованием.

В ней Стоддард указывал на то, что численность небелых народов стремительно растет и некоторые из них, особенно азиаты, овладевают технологиями Западного мира (которые им отдали сами белые, по своей беспечности). Растущая численность небелых угрожала некоторым белым колониям, но главное – она угрожала даже исконным белым вотчинам.

То, насколько умело и сплоченно белые сумеют дать отпор этой волне, в значительной мере определит будущее их расы.

Азиатская угроза
«Подъем цветного прилива» начинается с описания различных небелых народов планеты. Хотя классификация Стоддарда местами неточна, он четко разграничивает разные небелые расы.



Расселение основных рас по Л. Стоддарду: красным отмечены белые; желтым – восточные азиаты; коричневым – жители Средней Азии, Ближнего Востока и Северной Африки; серым – черная раса; оранжевым – американские индейцы.


Он писал, что Восток в течение тысячи лет оказывал постоянное давление на Запад, а однажды угрожал завоеванием всей Европы. Ко времени правления Карла Великого «мир Белого человека» сжался и включал в себя лишь земли к западу от реки Эльбы. Карл Великий изгнал захватчиков, но белые так и не сумели вернуть себе все земли, которые некогда им принадлежали – и этой неудаче
Стоддард придавал большое значение:

“Западная часть Средней Азии, которая на заре истории принадлежала преимущественно Белому человеку, является сегодня землей коричневого человека, где кровь Белой расы сохранилась в исчезающее малых количествах.

Если эта часть Азии, бывшая некогда под властью могучих белых империй, и возможно даже, бывшая родиной Белой Расы, полностью изменила свой этнический характер, может ли кто-то из нашего впечатляюще широкого политического спектра дать нам гарантию, что и современный миропорядок не сгинет столь же стремительно и бесследно?”

Самой серьезной угрозой Западу Стоддард считал японцев. Он приводит высказывания первых британских послов, которые называли японцев «весьма разумными чадами», способными быстро перенимать западные технологии.

Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. эти «весьма разумные чада» поразили весь мир тем, что сделались первой за всю современную историю небелой нацией, победившей белую державу. (лишь благодаря тому, что белые отдали им самое драгоценное, что у нас есть -  нашу науку и технологию)

Поскольку гегемония белых зиждилась не на любви, а на страхе и уважении, то, по мнению Стоддарда, поражение, нанесенное России Японией, было «сокрушительным ударом по владычеству белых».


Оборона Порт-Артура.


Японские писатели и правительственные чиновники сделали из своей победы самые смелые выводы и вскоре начали приспосабливать западную идею превосходства под себя.
Когда разразилась Первая мировая война, японский литератор Ёнэдзиро Ногути написал, что это вооруженное столкновение означает гибель Белой расы:

“Это есть прискорбнейший крах так называемой западной цивилизации; наше представление о том, что она выстроена на более возвышенном и здравом основании, чем наша [цивилизация], теперь развеяно без остатка; печально, что мы так переоценивали ее возможности и обманывались ее внешним величием.”

Стоддард цитирует заявление одного японского империалиста, написанное в 1916 году:

Теперь касательно Америки – этой глупой гусыни, очень богатой и очень чувствительной, но лишенной всякого единства и совершенно не способной к управлению… Мой друг отлично выразился на днях, назвав ее народ расой воров с заячьими сердцами…
В одной только Северной Америке может проживать миллиард человек; этот миллиард будет состоять из японцев и их рабов.
Ни засушливая Азия, ни истощенная Европа (с ее своеобразными старинными реликвиями и обычаями, которую в любом случае следует сохранить в интересах истории и культуры), ни тропическая Африка – все это не подходит для нашего народа.
Другое дело Северная Америка: этот континент, столь сочно зеленый, свежий и незапятнанный – если не брать в расчет кучку болтливых полукровок янки – должен был стать нашим по праву первооткрывателей; теперь он станет нашим по более высокому и благородному праву – праву завоевателей.”


Японские солдаты во время русско-японской войны (1904-05).

Бирманский журнал «Буддизм» писал, что «желтая опасность» есть не что иное, как проявление дарвинистского превосходства:

“Запад – возможно, не без оснований – объяснял всякую свою агрессию против более слабых рас доктриной «выживания наиболее приспособленных»; утверждалось, что для грядущих поколений человечества будет наилучшим, если неприспособленные будут уничтожены и уступят место самой способной расе.

Эта доктрина в равной степени применима и к любой возможной борьбе ариев и монголов между собой: если дойдет до соперничества этих двух рас за мировое господство, то, согласно этой западной доктрине, победившая сторона своим триумфом докажет лучшую способность к господству, и если при этом выживут монголы, значит, именно монголы представляют не «опасность» для человечества, но лучшую его часть.”

Хотя Китай был отчасти подчинен Японии, он также представлял для Запада угрозу.

Его население составляло четвертую часть населения планеты, поэтому вооруженный Китай грозил стать даже более серьезной опасностью, чем Япония. Стоддард сообщает, что в 1905 году китайских школьников учили петь такие вот песни:

Я молюсь о том, чтобы границы моей страны стали прочными как бронза;
Чтобы она превзошла Европу и Америку и покорила Японию;
Чтобы на суше и на море ее армия покрыла себя ослепительной славой;
Чтобы Знамя Дракона развевалось над всей землей;
Чтобы всемирное господство империи ширилось и укреплялось.
Пусть наша империя, словно внезапно разбуженный тигр,
Выпрыгнет, рыча, на арену боёв.

Как видим, в 1920 году у Стоддарда были веские причины опасаться азиатов.

Коричневая раса

По Стоддарду, земля коричневого человека – это Ближний и Средний Восток, а также Северная Африка. Население этой земли чрезвычайно разнородно в расовом отношении: в ее пределах проживают такие группы, как арабы-семиты, как персы и турки, преимущественно черные йеменские арабы, а также желтокожие гималайцы и центральноазиаты. Объединяющей силой этого мира – за исключением Индии – Стоддард считал ислам.

В 1920 году мир коричневого человека был полностью под властью белых, что, однако, не гарантировало незыблемости белого владычества – под влиянием «магометанского возрождения», как называл его Стоддард, набирала силу коричневая солидарность.

По иронии судьбы, этому возрождению способствовали западные технологии.
Средством связи в огромном мусульманском мире служили газеты. Вот как в 1912 году, в майском выпуске журнала «Форум» описывал этот мир сириец Амин Рейхани:

“Народ из 250 миллионов душ, половина которых живет под христианской властью, ведет борьбу за избавление от своих пут… Народ, у которого есть славное прошлое, живая вера и язык, боговдохновенная Книга и неумирающая надежда, сегодня разделен и стравлен европейской дипломатией, но он никогда не будет покорен европейским оружием…

Свои потери у рубежей Европы ислам отыгрывает в Африке и Центральной Азии с помощью современной пропаганды, которая проводится христианскими методами…
Европа муштрует мусульманина, чтобы сделать из него солдата, но он, в итоге, обратит свое оружие против нее…”

«Ислам будет править миром. Свобода пусть катится в ад».
Мусульманская демонстрация в Лондоне.


Хотя ислам становился влиятельной силой, Стоддард не считал, что коричневая угроза способна сравниться с желтой опасностью. В то время как японцы откровенно заявляли о своем расовом превосходстве и планах по завоеванию белых земель, коричневый бунт против белого владычества носил главным образом оборонительный характер и в то время почти не проявлял признаков экспансии.


Современный исламский мир.
Обозначены суннитские и шиитские области.


Стоддард полагал, что у коричневой расы достаточно пространства для роста и думал, что с окончанием белого владычества все союзы между коричневыми распадутся.

Он прогнозировал постоянные междоусобные войны среди коричневых и считал союз между желтыми и коричневыми маловероятным. Но Стоддарда тревожило, что возрождающийся ислам может повлиять на еще одну сферу политического контроля белых: черную Африку.


Темный континент

Миром черного человека была часть Африканского континента к югу от пустыни Сахары. В 1920 году в Африке проживали четыре пятых 150-миллионой черной расы, а оставшаяся часть была рассеяна по Новому свету. На протяжении всей истории африканцы страдали от изоляции:

“Отрезанный от Средиземноморья пустыней, для перехода через которую он не имел средств, и отграниченный от большого мира океанами, для плавания по которым он не имел навыков, черный человек прозябал в дикости и безвестности – недаром место его обитания прозвали «Темным континентом».”

Черная Африка (современная карта).

Стоддард без обиняков заявляет, что черные так и не сумели создать собственной цивилизации и не имеют своей истории:

“Будучи предоставлен самому себе, он так и остался дикарем, и всеми своими успехами в прошлом был обязан коричневой расе, которая привила ему свои идеи и изменила его кровь. В нем не заложены созидательные способности европейца и азиата.”

Хотя контакт белых с черной Африкой состоялся за четыреста лет до того времени, Европа в полной мере заинтересовалась этим регионом лишь в 19-м столетии.

Всего лишь за одно поколение Африка – и черная, и арабская – была поделена между европейскими державами, и лишь Либерия и современная Эфиопия сохранили относительную независимость.


Нападение зулусов на британский разведотряд (Южная Африка, 1879).

Европейцы прижились в Африке – на самом ее севере и на самом юге – так, как они никогда не приживались в Азии. Более миллиона европейцев, главным образом французов, осели в Алжире и Тунисе, а полтора миллиона голландцев и англичан – в Южной Африке.
После того как белая власть прочно укрепилась в этих областях, главным вопросом для Африки стало – сумеют ли белые удерживать под своим контролем внутренние районы континента?


Европейские колонии в Африке, 1914 г.


Это зависело от того, насколько эффективно они сумеют ограничить распространение ислама. Стоддард полагал, что континент будет принадлежать либо белым христианам, либо коричневым мусульманам; сами африканцы никогда не станут хозяевами в собственном доме.

Стоддард считал, что, поскольку черный человек лишен незаурядности и собственной истории, он особенно подвержен влиянию внешних идей и народов. Африканцы легко обращались в религии и коричневых, и белых, но поскольку черные от природы воинственны, они с большей охотой примут ислам, нежели христианство. Ислам к тому времени еще не распространился южнее экватора, и Стоддард с похвалой отзывался о попытках христиан обратить черных в свою веру:

“При обращении в христианство дикие инстинкты негра будут сдерживаться, и он охотнее примет белое покровительство. Обратив же негра в ислам, тем самым распалят его воинственные наклонности и используют его как орудие арабского панисламизма, стремящегося вытеснить Белого человека из Африки и полностью захватить власть над континентом.”



Процентные отношения мусульманского населения в странах Африки (2005 г.)

Стоддард предупреждал, что овладев Темным континентом, разжигаемый воинствующими фанатиками панисламизм может перековать черную Африку в исламский меч, в послушную исполнительницу зловещих авантюр.

По мнению Стоддарда, единственная настоящая ценность Африки – это богатые запасы природного сырья. Он считал, что европейские державы отчетливо сознают коричневую угрозу, и был уверен, что они сумеют ограничить распространение ислама.

Кроме того, белые продолжали заселять Африку, все больше превращая ее в «страну белого человека».

Главную опасность для Белого владычества представляли вероятные слабость и разлад внутри самого Белого мира.


Красная раса

Красными людьми Стоддард называл американских индейцев Центральной и Южной Америки.
По его мнению, они составляли две трети населения этой территории, а еще около десяти процентов приходилось на белых и «почти белых».

Стоддард считал, что завоевание Латинской Америки испанцами в корне отличалось от колонизации Северной Америки британцами.
Британцы осуществили миграцию в полном смысле слова, взяв с собой семьи с намерением навсегда поселиться на новых землях, в то время как испанские мужчины отправлялись в Новый свет в одиночку в поисках сокровищ и приключений и сожительствовали с индейскими женщинами.

Кое-где, главным образом в Бразилии, их «метисированное» потомство соединилось с мулатами, потомками европейцев и черных рабов. Так же в результате смешения черных и индейцев появились так называемые «самбо».

«От негра (1) и индианки (2) рождается лобо (самбо) (3)». Рисунок 18 века.

Пока колонии управлялись Испанией, система власти в Латинской Америке была белой, и белая правящая верхушка, которую Стоддард называет «праздной и вялой», держала межрасовые браки пусть под формальным, но все-таки запретом.

Масштабные изменения в расовом составе населения начались вследствие анти-испанских революций, которые Стоддард называл гражданской войной между белыми.

Симон Боливар, руководитель борьбы за независимость испанских колоний,
в битве с роялистами при Арауре, 1813 г.

Революции выкосили множество белых правителей, их ряды еще заметнее поредели, когда большое количество роялистов вернулись в Испанию.

Небелые, из которых многие воевали на стороне революционеров, желали получить свою долю власти, что привело к целой череде государственных переворотов, революций и войн, в результате которых почти вся Латинская Америка пришла в упадок.


Битва за Санто-Доминго, эпизод гаитянской революции (1791-1804).
Польские солдаты на французской службе сражаются против повстанцев.


Стоддард с похвалой отзывался о Чили, Аргентине и Уругвае: эти страны были преимущественно белыми и поощряли европейскую иммиграцию.
Он особенно выделял Чили за ее общественную и политическую стабильность, а также за расовую сознательность:

Страну колонизировала группа помещиков почти английского типа. Эта правящая группа мелкопоместного дворянства ревниво хранила свою расовую чистоту.
Можно даже сказать, что она обладала не просто белой, а нордической расовой сознательностью.

Стоддард возлагал большие надежды на эти страны Южной Америки, поскольку белые иммигранты – в большинстве своем немцы – очевидно, еще более укрепляли их белую идентичность, которая и прежде была сильна.
Все прочие страны Латинской Америки были обречены на бесконечные рецидивы анархии, тирании и революции.


Несмотря на то, что Стоддард невысоко ценил земли красного человека, он, тем не менее, считал важным не допускать на них азиатов. Он отмечает, что японцы облюбовали Латинскую Америку для своей экспансии, и цитирует слова некоего японца, которого называет князем Осумой:

"Южная Америка, особенно ее северная часть, предоставит нам достаточно пространства для расселения избыточного населения."

Отметим, что в то время Япония пыталась укрепить свои отношения с Мексикой, претендуя на роль противовеса ненавистному «гринго».

Стоддард предсказал, что земля красного человека, как и Африка, со временем перейдет под контроль внешних сил – либо белых, либо азиатов.

Прочие расы исключались из конкуренции, поскольку: индеец явно не способен построить передовую цивилизацию. Что касается негра, он показал в Новом Свете ту же несостоятельность, что и в Старом.

Здесь, как и в Африке, у белых было преимущество перед азиатами. Благодаря опорным пунктам на севере и на юге и возросшему потоку мигрантов из Европы, гегемония белых была в безопасности, и лишь «внутренний разлад» мог подорвать их могущество.


«Роение белых»

Как и Мэдисон Грант, Стоддард подразделял белых на нордиков, альпийцев и средиземноморцев.
Он считал все эти подрасы качественными, и все же, по его мнению, раса обязана своим величием именно нордикам. Он утверждал, что именно нордики отразили азиатские вторжения в Европу после поражения альпийцев и средиземноморцев.


Современное расселение европейских рас по М. Гранту (1916).
Красным отмечены нордики, зеленым – альпийцы, желтым – средиземноморцы.

До 16-го столетия европейская цивилизация не превосходила азиатскую (тут автор ошибается), но с 1500 по 1900 гг. «белая кровь» проявилась в полной мере. Этот период начался в 1492 году с плавания Колумба и закрепился в 1497 году, когда Васко да Гама открыл путь в Индию.

Стоддард считал, что эти открытия не только подарили европейцам новые земли, но и оказали на них глубокое психологическое воздействие. Из «тупика» статичного существования Белый человек устремился к динамике открытий:

Прошлое усилило его врожденные расовые способности. Суровые условия средневековой жизни приучили его переносить невзгоды и просеяли его через сито естественного отбора.

Молот азиатских набегов, тысячу лет ударявший о желто-коричневую наковальню, превратил Европу в острейший клинок.

Белый человек умел мыслить, творить и сражаться исключительно хорошо.

Не удивительно, что краснокожие и негры страшились его и преклонялись перед ним как перед Богом, а дремлющие расы дальних восточных стран, ошеломленные внезапным появлением этого загадочного существа из нехоженых океанских просторов, не оказали ему сколько-нибудь достойного сопротивления.

Так началось роение белых, которые, словно пчелы из улья, разлетались в отдаленнейшие уголки земли. И, как следствие, Европа зажила более насыщенной жизнью. Товары, инструменты, идеи, люди – все множилось с неслыханной доселе скоростью.
И так, силой действия и противодействия, развитие Белой расы стремилось вперед семимильными шагами…

За все четыре столетия она ни разу не сбавила шаг, и к концу девятнадцатого века Белый человек сделался неоспоримым владыкой мира.”



Мысль о том, что это владычество может закончиться, «ни одному белому человеку из тысячи и в голову не приходила», – писал Стоддард.

Действительно, в 1920 году белые были самой многочисленной расой в мире.

Белые составляли треть человечества, занимали 40 и контролировали 90 процентов земного шара.
Он называл Белую экспансию самым поразительным явлением за всю письменную историю…
Ни одна раса прежде не достигала такого превосходства в своей численности и владениях.

Колониальные владения европейских держав в 1900 г.


Хотя большинство белых не предвидели опасности, Стоддард предупреждал, что этой гегемонии вскоре будет брошен вызов.

Лишь солидарность белых могла остановить подъем цветного прилива, но Первая мировая война уничтожила эту солидарность и показала цветному миру, что белые уязвимы, их слабое место – междоусобная рознь.
В свое время Пелопонесская война стала самоубийством античной греческой цивилизации («печальнейшая страница истории», пишет о ней Стоддард) – Великая война между белыми грозила положить конец владычеству белых.

Британские солдаты в окопах, 1914.

«Эта война (т.е. Первая мировая) была не чем иным, как прыжком очертя голову в омут расового самоубийства», — писал Стоддард. По его оценке, война унесла 40 миллионов жизней, в том числе гражданских. Более того, она дала мощный толчок вырождению: лучшие молодые мужчины Европы погибли, не успев передать свои гены потомству. Наименее приспособленные – трусы, физически и умственно ущербные – остались в живых и дали приплод.

Русские пехотинцы.


Стоддард считал Первую мировую войну очень зловещим предзнаменованием (он также отмечал, что обе враждующие стороны в войне против своих белых собратьев использовали цветные войска из колоний).
Сенегальские стрелки во французской армии.


Таким образом, в 1920 году, в то время, когда Стоддард писал свою книгу, средоточие белого мира лежало в руинах.

Европа была финансово и физически уничтожена, ее расовая солидарность была вдребезги разбита, цвет ее молодежи сгинул на поле боя – она оказалась на том же перепутье, что и древние греки после своей братоубийственной войны. Решения, принятые в те годы, должны были окончательно определить судьбу Белого мира.

Закрыть плотины
Планируя сдержать волну, Стоддард делил мир на «плотины».

Внешними плотинами он называл области, над которыми белые имели политический контроль, но которые не были ими заселены, например, Индия и Египет.

Анклавы, где белые обосновались без замещения коренного населения, например Алжир и Южная Африка ( а для России того времени примером будет Средняя Азия).

Внутренние плотины – это регионы, в которых белые прочно закрепились (т.е. завоевав территорию именно для жизни белых и благоразумно уничтожив бывшее там небелое население), например, Северная Америка и Австралия.

Внутренние плотины были рубежами Белого мира, обозначенными не межевыми столбами, а плотью и кровью:

“Это истинные Бастионы Расы, родовое наследие грядущих поколений, которые вправе требовать от нас возможности родиться на Земле Белого Человека. Горе нам, если наша Раса когда-либо останется глуха к этому самому глубинному зову крови.”

Война, торговля или иммиграция могут пробить бреши во внутренних плотинах.

В русско-японской войне Япония показала, что является сильной военной державой. Кроме того, и она, и другие азиатские страны переживали индустриализацию и могли угрожать Западу в торговом отношении.
С ростом благосостояния они стали бы искать новые земли для избытка своего населения, включая Австралию и Соединенные Штаты.

Единственное, что могло остановить иммиграцию – воля белых.

Если белым не достанет воли или она будет ослаблена междоусобицами, внутренние плотины будут прорваны потоком людей, стремящихся к лучшим условиям жизни, которыми привлекателен Запад.

арабы штурмуют Европу.

Стоддард опасался, что белые «плохо подготовлены» к отражению цветного прилива, но все же надеялся, что они вновь осознают, что Раса – это судьба.

Именно благодаря своему неповторимому генетическому наследию Белые стали властителями мира и создали Великую цивилизацию, и сохранить эту цивилизацию без Белой расы невозможно:


Белая цивилизация и белая раса – это синонимы…
Цивилизация будет затоплена торжествующими цветными расами, если они истребят или поглотят Белого человека.
То, что случилось с Центральной Азией, которая некогда была Землей Белых, а ныне населена желтыми и коричневыми, случится с Австралией, Европой и Америкой. Не сегодня, не завтра, возможно через много поколений – но это, несомненно, случится. Если современные тенденции останутся неизменными...”


Предупреждения — учтенные и оставленные без внимания

Лотроп Стоддард был не единственным, кто предупреждал Запад об опасности. В начале 20 века увидели свет несколько значительных книг о важности расы. Среди них были: «Человечество на перепутье» Э.Г. Конклина (1914), «Гибель Великой расы» Мэдисона Гранта (1916) и «Раса и национальная солидарность» Чарльза Джози (1923).

Номер «Сэтердей Ивнинг Пост» от 7 мая 1921 года вышел с передовицей по иммиграционному вопросу, где были такие слова:

“Две важные книги, которые следуют прочесть каждому американцу, желающему понять всю серьезность нашей сегодняшней иммиграционной проблемы – это «Гибель Великой расы» мистера Мэдисона Гранта и «Подъем цветного прилива» доктора Лотропа Стоддарда…
Эти книги принесут большую пользу, если попадут в руки читателя, который способен мужественно принять заключенные в них новые, тревожные идеи.”

Сначала отдельные политические лидеры США охотно прислушивались к этим предупреждениям.
В 1924 году Конгресс принял «Акт Джонсона», который эффективно пресек небелую иммиграцию.
На слушаниях в Конгрессе свидетельствовал сам Стоддард. Благосклонно была принята и новая наука - евгеника. В 1921 году Стоддард отвечал за публичное освещение Второго конгресса по евгенике, проходившего под председательством Мэдисона Гранта в нью-йоркском Американском музее естественной истории.

Но, несмотря на первые успехи, последующие лидеры словно забыли о предупреждениях Лотропа Стоддарда. Через двадцать лет после публикации «Подъема цветного прилива» в мире вновь вспыхнула гражданская война между Белыми (Вторая мировая).

С проигрышем в войне Нацисткой Германии  - проиграл весь Белый мир.

Вся Европа ( и в первую очередь Англия, воевавшая против Германии, и вроде бы победившая)  лишилась своих колоний в Азии, а вскоре была потеряна и вся Африка.

В 1960-х пали жертвой предательства кажущиеся незыблемыми колонии в Алжире и Тунисе, короткое время спустя рухнули белая Родезия и Южная Африка.

В 1970-х Австралия отказалась от иммиграционной политики «только для белых».

После 1990 года Россия теряет Среднюю Азию.

В Соединенных Штатах и Канаде была введена такая иммиграционная политика, что, если ее не изменить, к середине столетия белые станут в этих странах меньшинством.

Даже Европе, самому сердцу белого мира, сегодня угрожает огромный поток чрезвычайно плодовитых мигрантов из третьего мира.


Москва. Курбан-байрам


Опасения Стоддарда подтвердились: цветной прилив затапливает Белый мир. По иронии судьбы, замещают белых не столько «желтые», сколько «красные», «коричневые» и черные, которых Стоддард серьезной угрозой не считал.

Но, как он и предрек, виновны в происходящем разобщенность и паралич воли Белых, а вовсе не динамизм, присущий небелым.
Tags: история, расовая теория, скажи мне кто твой друг
Subscribe

  • Никогда этого не было, и вот опять!

    Римская пожарная инспекция проводит изъятие осветительного прибора, установленного с нарушением правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение…

  • Бог страха и Боги Познания

    Материализм и разделение на живое и неодушевлённое укоренилось недавно, ещё Ньютон назвал свой труд «натуральной философией». Но где…

  • Указ о толерантности

    30 апреля 311 года римский император Гай Галерий Валерий Максимиан (более известный как Галерий) издал Эдикт Терпимости, прекращавший все гонения…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Никогда этого не было, и вот опять!

    Римская пожарная инспекция проводит изъятие осветительного прибора, установленного с нарушением правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение…

  • Бог страха и Боги Познания

    Материализм и разделение на живое и неодушевлённое укоренилось недавно, ещё Ньютон назвал свой труд «натуральной философией». Но где…

  • Указ о толерантности

    30 апреля 311 года римский император Гай Галерий Валерий Максимиан (более известный как Галерий) издал Эдикт Терпимости, прекращавший все гонения…