loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Category:

Еще раз о бандитах, именуемых «партизанами»

Оригинал с сайта "Сила и Слава"


Одной из наиболее лживых и вредных для русского национального самосознания легенд является рожденный в недрах советского агитпропа миф о так называемом «партизанском движении» времен Советско-германской войны, который вопреки всякой логике полностью или частично принимается на веру многими русскими людьми.

Разумеется, преподносить этот миф в его изначальном сталинском варианте сейчас уже никто не решается.
Россказни о «всеобщей ненависти к оккупантам», посягнувшим на «идеалы Октября» и «родную советскую власть» и вызвавших этим «всенародный отпор врагу» в виде «массового партизанского движения», в настоящее время воспринимаются с улыбкой, т.к. о человеконенавистнической сущности указанных «идеалов» и чудовищных преступлениях «родной» жидо-большевицкой власти ныне очень хорошо известно.

Поэтому сейчас гораздо более популярен модернизированный вариант этого мифа, краткое содержание которого приблизительно таково.

Дескать, когда Советско-германская война только началась, то измученное ужасами большевизма русское население встречало немцев как освободителей и всячески их поддерживало, но с течением времени жестокая оккупационная политика немцев и их обращение с русским народом как с «унтерменшами» привело к тому, что обманутый в своих ожиданиях Русский народ начал оказывать оккупантам вооруженное сопротивление и составил массовую базу партизанского движения, которое до этого было уделом чуждых народу малочисленных чекистских групп, засланных из-за линии фронта.

Несмотря на антисоветскую оболочку совковое содержание этого мифа совершенно очевидно, ибо в этом варианте мифа главным виновником продолжающего рабства Русского народа оказываются «русофобы» немцы, а вовсе не русофоб Сталин и его жидо-большевицкая банда.

Достоверным признаком совкового происхождения любой, даже по видимости «антисоветской» концепции, книги, статьи, теории и т.д. является стремление их авторов представить большевизм и вообще советчину чем-то нестрашным и для Русского народа безобидным.

Во всех таких якобы «антисоветских» сочинениях неизменно проводится мысль, что красный советский сатанизм Русский человек - вполне может претерпеть, ибо у него имеется масса других угроз и опасностей(!), гораздо более страшных(!), чем засевшая в Кремле шайка русофобов и проводимая ими политика искоренения Русского народа.

Напротив, любое подлинно антисоветское сочинение, написанное действительно Русскими людьми, характеризуется тем, что в нем жидо-большевицкий режим и его наследники всегда определяются как абсолютное зло, по сравнению с которым другие угрозы национальному бытию Русского народа или вторичны или вовсе ничтожны.

Если встать на эту русскую национальную точку зрения, то от указанного варианта мифа о «партизанском движении» сразу начинает за версту разить совковым душком.

Прежде всего, возникает вопрос, почему же русский народ не отреагировал «массовым партизанским движением», например, на коллективизацию и другие чудовищные преступления жидо-большевизма, по сравнению с которыми меркнут все выдуманные и невыдуманные «зверства немецких оккупантов»?


Возглавляемая выродками и русофобами советская власть вытворяла над Русским народом такое, что никому другому (кроме жидов) даже и в голову прийти не могло. Но, несмотря на это, никакого партизанского движения в стране не было.

Странно как-то получается: когда жидо-большевицкий режим тысячами взрывал православные храмы и десятками тысяч расстреливал православных священников, то «массового партизанского движения» не возникло. Когда морил голодом, мучил и убивал миллионы русских людей-  тоже не возникло.

Но стоило только прийти немцам и открыть за три года 9000 храмов, которые не успели взорвать бежавшие большевики, как тут же русский народ ответил на это «массовым партизанским движением».

Выходит русский народ воинствующее безбожие любил больше, чем православие, а, изнасиловавших его Родину, жидов  - уважал гораздо сильнее, чем изгнавших этих жидов немцев?

Вопрос о том, кто мог сочинять и распространять подобную гнусную клевету на Русский народ, представляется нам риторическим.

Надеемся, он станет риторическим и для тех русских людей, которые бездумно, по-попугайски продолжают распространять бредни об участии Русского народа в «партизанском движении».

Этим людям мы хотели бы напомнить тот известный факт, что борьба с так называемым «партизанским движением» вплоть до середины 1944 года была одной из основных задач русских воинских формирований, действовавших на стороне Германии.

Казаки, воины РОА и РОНА, русские полицейские и т.д. внесли огромный вклад в разгром «партизанского движения», поэтому человеку, именующему себя Русским, надо, в конце концов, определяться, кого он считает истинным выразителем и защитником интересов Русского народа: казаков, «власовцев» и «каминцев» или же руководимых жидо-комиссарами сталинских партизан, против которых казачество, РОА и РОНА боролись не на жизнь, а на смерть?

Где он видит свое место, как представитель Русского народа: в рядах возглавляемой Брониславом Каминским штурмовой бригады РОНА или в рядах возглавляемого чекистом Орловским «Партизанского отряда имени товарища Берии»?

Мы свое место давно определили, и ситуация с «партизанским движением» для нас предельно ясная. Это движение:

1) Никогда, ни единого часа не было движением Русского народа; его опорой был порожденный жидо-большевицким режимом русскоязычный советский народ или «совки». Подлинным движением Русского народа времен Советско-германской войны было Русское Освободительное Движение (иногда неточно называемое «власовским»), которое с «партизанским движением» находилось в непримиримой вражде;

2) «Партизанское движение» никогда не являлось народным движением, ибо большевицкий режим не допускал никакой народной самодеятельности даже со стороны «совков», а требовал от них беспрекословного послушания и действий только по приказам вышестоящих инстанций.

3) Оно даже не заслуживает наименования партизанского, а должно быть названо тем словом, которым его обозначали в Русской и немецкой прессе военных лет - Бандитизмом.

Чтобы понять, почему собственно Русский народ никакого отношения к «партизанскому движению» не имеет, достаточно вспомнить, как происходило формирование любого «партизанского» отряда.

У истоков его всегда (исключений не было) находились переброшенные через фронт или заранее оставленные на местах НКВДшники, т.е. заведомые насильники и палачи Русского народа.

Эти НКВДшники сплачивали вокруг себя партийно-советскую номенклатуру районного масштаба (и ниже вплоть до рядовых стукачей), которая право на эвакуацию в тыл не получила, а сама сбежать не сумела или не догадалась.
Это был тот самый пресловутый советский «актив», «советская сволочь».
Руками именно этой советской сволочи и осуществлялся геноцид народов СССР, ибо товарищ Сталин и другие члены ЦК ВКП(б), руководившие этим геноцидом, своими руками концлагеря не строили, церкви не оскверняли, и в колхозы не загоняли.

После прихода немцев, указанной сволочи грозила неминуемая расправа со стороны местного населения, почему весь этот цвет советского народа и поспешил дернуть в лес к родным для них НКВДшникам.

Эти две группы являлись ядром любого «партизанского» отряда и полностью контролировали всю его жизнедеятельность. Далее этот отряд постепенно пополнялся следующим контингентом:

1) командиры, политруки, красноармейцы окруженных и разгромленных частей РККА. Это была вскормленная ленинско-сталинским режимом  биомасса, зараженная красным лже-патриотизмом до такой степени, что вместо того, чтобы добровольно сдаться немцам или просто разойтись по домам, решила с фанатизмом продолжать борьбу за сатанинскую «советскую родину» уже в «партизанах».

2)Избежавшие депортации в лагеря и гетто или сбежавшие оттуда - жиды. Существовали и чисто жидовские «партизанские» отряды, в которых отцы-НКВДшники, советский «актив» и рядовой состав были исключительно из евреев;

3) различный уголовный и полууголовный сброд, посчитавший, что под «партизанской» крышей убивать и грабить ему будет сподручнее;

4) местные жители, под страхом репрессий насильно загнанные или «мобилизованные» в «партизаны», а также потерявшие свои дома в ходе антипартизанских операций.
Нахождение этих людей в «партизанах» объясняется тем, что все предыдущие категории «партизан» представляли из себя (как и в мирное время) элемент чисто паразитический, который сам себя содержать не мог и нуждался в многочисленной обслуге (рабах).

"Партизанский" отряд, как и любое жидо-советское заведение, требовал рабов, которые бы кормили «вождей» и «актив», и роль этих рабов, как и до войны, предназначалась бесправной рабоче-крестьянской массе, удерживаемой в повиновении беспощадным террором.

Все эти местные жители являлись обычными жертвами войны, стремившимися при первой возможности из «партизанского» отряда удрать, что было так же непросто, как и удрать из концлагеря.

При желании эту категорию людей можно причислить к русскому народу, участвовавшему в «партизанском движении», но тогда придется признать русским народным делом и колхозы, и Красную армию, и весь вообще коммунизм, ибо туда, как и в «партизаны», Русский народ загонялся исключительно насилием и террором.

5) после перелома в войне появилась и такая категория «партизан», как дезертиры из полиции, РОНА и РОА, которые своим переходом к «партизанам» надеялись выслужиться перед Сталиным и получить прощение за «измену Родине».
Если кому хочется считать этих ренегатов и приспособленцев представителями русского народа в «партизанском движении», то, как говорится, вольному воля.

Но только надо понимать, что это автоматически ведет к признанию Русского Освободительного Движения Второй Мировой войны движением «изменников Родины», Совдепии — Россией, а самого себя не Русским человеком, а интернациональным русскоязычным «совком».

Таков социальный разрез «партизанского движения».

Как видим, собственно русских людей в этом движении не обретается.

Если же они туда и попадают, то лишь насильно, и положение их там такое же, как и везде в СССР — они являются бесправными рабами советского «актива» и удерживаются в повиновении только жестоким террором.


Теперь о том, почему это бандитское движение сталинских шакалов не может быть названо партизанским.

Понятие партизана и партизанской войны четко регламентировано соответствующими международными соглашениями о законах ведения войны.

Сейчас действует Женевская конвенция 1949 года «О защите жертв войны», а во время Второй Мировой войны действовала 2-я Гаагская конвенция 1907 года «О законах и обычаях сухопутной войны». Тот факт, что богопроклятый СССР эту конвенцию не признавал, не меняет ровным счетом ничего, ибо если какой-то бандит и убийца не признает Уголовный Кодекс, то последний от этого свою силу не теряет.

Гаагская конвенция 1907 года признавала право на партизанскую войну только за регулярными (или причисленными к ним) воинскими формированиями. Иными словами партизанами Гаагская конвенция признавала только людей типа Дениса Давыдова, но не давала такого статуса «вольным стрелкам» (франц. «franc-tuireurs»).

Которые маскировались под гражданское население, не имели униформы, оружие носили скрытно и тем самым - вынуждали оккупационные власти применять ответные репрессивные меры ко всему населению.

«Вольные стрелки» не пользовались даже правами военнопленных, и при захвате в плен их рекомендовалось просто вешать.

Иными словами советские «партизанские» формирования, как и подобные им югославянские, французские, итальянские и т.д. находились согласно Гаагской конвенции вне закона, и их деяния (точнее злодеяния) подпадали не под действие этой конвенции, а под уголовное законодательство - конкретно под статьи о бандитизме и терроризме.

Поэтому расстреливая и вешая этих «партизан» оккупационные силы не совершали никакого преступления.

Они оставались строго в рамках Гаагской конвенции, согласно которой, вооруженные лица, находящиеся на театре военных действий, но не обладающие статусом комбатантов (т.е. участников боевых действий), подлежат смертной казни на месте без суда.

Напротив, убийства немецких военнослужащих и чинов русской полиции, совершавшиеся совковыми «партизанами», однозначно квалифицируются как военные преступления, ибо они совершались лицами, пребывающими вне закона.

Послевоенная Женевская конвенция 1949 года расширила круг комбатантов и соответственно законных участников партизанской войны.
Теперь право на партизанскую войну признается не только за регулярными воинскими формированиями, но также за иррегулярными, в частности, за ополченцами и повстанцами.

Однако при этом конвенция определяет четыре обязательных условия, при выполнении которых ополченец или повстанец считается комбатантом, а не уголовным преступником, и на него распространяются права военнослужащих регулярной армии.
Условия эти следующие:

1) Партизаны должны принадлежать к организованному отряду, возглавляемому ответственным лицом, которое официально числится в списках вооруженных формирований какого-либо государства;

2) Они должны иметь униформу или ясно видимый издали отличительный знак;

3) Они обязаны открыто носить оружие;

4) Они обязаны соблюдать законы и обычаи войны.




Ни одно из этих условий (за исключением разве что первого, да и то с 1943 года) советскими «партизанами» не соблюдалось.

Униформы и знаков различия они никаких не имели, предпочитая шастать в гражданской одежде, т.е. фактически прикрывались мирным населением как щитом.

Более того, многократно наблюдались случаи переодевания «партизан» в немецкую форму, дабы творимые «партизанами» злодеяния народ приписывал немцам.

Правило об открытом ношении оружия, как и в любой уголовной банде или организованной преступной группировке, также не выполнялось.

О соблюдении законов и обычаев войны «партизанами» говорить и просто смешно, ибо «советская Родина» началась с беззакония и жила беззаконием.

Советское государство создали бандиты, и режим власти в нем был бандитским.
Такого понятия как «закон» в этом государстве вообще не существовало, оно управлялось (и управляется!) не законами, а приказами и капризами кремлевских вождей.

Поэтому и бандитское «партизанское движение», как органическое порождение этого государства, также откровенно плевало на все законы и руководствовалось лишь блатной моралью, коммунистической «сознательностью» и революционной целесообразностью.

Иными словами, даже по меркам послевоенной, более снисходительной к партизанам, Женевской конвенции пресловутое «партизанское движение» на территории СССР было движением уголовников, бандитов и террористов.

Отличились совковые «партизаны» и при нарушении четвертого условия конвенции, в массовом порядке убивая и грабя мирное население. Особенно они "славились" поджогами.


Собственно вся эта «партизанская» война и была направлена не столько против немцев, сколько против недобитых сталинским террором Русских людей, пожелавших в сотрудничестве с немцами устроить свою жизнь без колхозов, НКВД, ВКП(б), политучебы, стахановщины, «встречных планов», продовольственных пайков, паразитов-жидов, комсомольцев-богоборцев, пионеров-стукачей и прочих прелестей «нашей советской Родины».



От рук «партизан» гибли крестьяне, не желавшие кормить лесных бандитов и поступать в их банды, старосты, полицейские, бойцы самообороны, священники, учителя и врачи, продолжавшие работать при немцах, журналисты русских газет, агитаторы РОА, дезертиры из РККА, переводчики, а также (и это было чисто по-сталински, по-большевистски) родственники всех этих людей, в том числе старики и несовершеннолетние дети.

80% (если не более) «партизанских» преступлений было совершено не против немцев, а против так называемых «предателей Родины», т.е. истинных Русских людей.

Даже против немцев «партизаны» действовали не с целью нанесения им ущерба (открытых столкновений с немецкими войсками они панически боялись), а с целью настроить против них гражданское население.

Излюбленным приемом «партизан» было убийство одиночных немецких военнослужащих посреди какой-нибудь деревни, что вызывало ответные репрессии немцев против жителей и в большинстве случаев сожжение деревни*. *(Точно так же поступал русский генерал Ермолов с аулами, которые прятали чеченских головорезов/партизан во время войны на Кавказе. Уничтожение кишлаков, которые прятали и кормили моджахедов - было обычным и законным методом и во время советской войны в Афганистане.)

Повторим еще раз: именно за такие действия (провоцирование оккупационных властей на репрессии мирного населения) Гаагская конференция (и одноименная конвенция) 1907 года признавала «партизан» бандитами, стоящими вне закона, и разрешала уничтожать их без суда.

В том, что основным занятием сталинских бандитов-«партизан» были убийства и насилия на Русскими людьми ничего удивительного нет, ибо верховодили в «партизанских» отрядах НКВДшники и советский «актив».

Эти люди ничего другого делать не умели, и в начавшейся войне они лишь продолжали заниматься своей довоенной работой - уничтожением Русского народа.

«Партизанское движение» стало в руках этих людей лишь новым, соответствующим изменившейся обстановке, инструментом геноцида.
Занимались этим истреблением те же самые люди, что и до войны: коммунисты, чекисты, особисты, советские активисты, комсомольцы, красноармейцы, политруки и жиды.

Эти выродки, цинично именовавшие себя «народными мстителями», мстили Русским людям за их нежелание быть сталинскими рабами, а немцам за то, что они освободили Русский народ от этого рабства и дали ему возможность по-человечески жить и трудиться.

По этой причине всякий, распространяющий сказания об участии Русского народа в советском «партизанском движении», сам себя изобличает как негодяя и совкового провокатора или, по меньшей мере, как нерусского человека.

Это антирусское движение, как и подавляющее большинство его участников, заслуживает лишь вековечного проклятия со стороны действительно Русских людей, к каковому проклятию мы и присоединяем свой скромный голос.

В заключение приводим несколько материалов о «партизанском движении», извлеченных нами из Русской (а не советской) прессы военных лет и являющихся яркой и наглядной иллюстрацией бандитской и русофобской сущности данного движения.

Редакция сайта «Сила и Слава».
--------------------------------

Рассказ Анастасии Крупенчик

Анастасия Крупенчик, жившая в партизанском р-не Россоны в деревне Кубелище и оставшаяся как больная в своей хате после отхода партизанских банд.
Вот, что рассказывает Анастасия Крупенчик:

«В 14 часов 26.12.1943 г. в деревню Кубелище прибыли командиры и комиссары банд из трех районов, а именно: Дриссенского, Освейского и Россонского. В связи с приближением германских войск командиры признали необходимым перемещение партизанских отрядов. Но население они ничего не говорили о своих планах. Только вечером, когда в деревню все прибывали и прибывали бандитские отряды, последовал вдруг приказ всему населению за исключением больных, раненых и детей примкнуть к колоннам отступающих бандитов.

Так что отступать вместе с партизанами должны были только здоровые мужчины и женщины и могущая выдержать тяжесть переходов подрастающая молодежь. Запрещено также было брать с собой необходимое имущество. Лошади, запряженные в сани, телеги, нагруженные различным скарбом, должны были быть оставлены на произвол судьбы.

С детьми бандиты расправлялись жестоко и бесчеловечно, насильно отрывая их от родителей и отшвыривая и бросая их, куда попало в снег, и даже в колодцы.
В сенях одной хаты мы услышали плач и крик ребенка, мать которого насильно была забрана в колонну уводимого населения.

Трехлетний ребенок кричал изо всех сил. Моя хозяйка Обухович принесла этого ребенка к нам в хату. Мы просидели всю ночь, не смыкая глаз и прислушиваясь к душераздирающему крику и плачу ребят, которые как безумные ночью, по морозу бегали по деревне, разыскивая своих родных.

Раненые и тифозные, оставшиеся лежать в санях под открытым небом, своими стонами и призывами о помощи дополняли эту жуткую картину.
Все разъяснения, даваемые населению командирами банд о том, что они ведут их на соединение с красной армией, были только ложью, т.к. в действительности бандиты пытались уйти от приближающихся германских войск и надеялись найти свое убежище в глубине леса.

При этих обстоятельствах дети и больные могли бы только мешать их действиям.
Паническое бегство бандитов все же дало возможность многим жителям нашей деревни тихонько отколоться от банд и вернуться обратно. Под утро вернулась и та женщина, ребенок которой остался в холодных сенях и был спасен нами.
Некоторые находили кто свою корову, кто коня, кто ребенка.

Но много ребят, которые пролежали всю ночь на снегу, замерзли. Их остановившиеся глаза смотрели в небо, на щеках замерзли слезы, и рот был открыт.

Одна женщина, Счастная Лавреника, из деревни Соколище имела при себе шестеро маленьких детей, из которых двое были дети ее старшей дочери, двое дети ее второй дочери, а двое ее собственные.

Вся эта семья была заживо сожжена в своей хате, так как Счастная Лавреника не имела возможности с маленькими детьми уйти в лес. Только один 13-ти летний мальчик из этой семьи сумел выбраться из горящей хаты и спастись.

Около колодца недалеко от нашего дома лежала, вытянутая из воды маленькая девочка, приблизительно лет четырех. Небольшой ротик ее был крепко стиснут, на щечках еще был слабый румянец. На ней было старенькое пальто, и голова повязана платком.
Одна ножка была обута в валенок, а другой валялся на льду. Казалось, что она спит, но она была мертва.

В середине января с.г. пришли немцы. Со всех сторон немцы стягивали население назад, которое ушло в леса, частью бежав туда по собственной воле, чтобы укрыться от ужасов войны, частью уведенных туда бандитами. Всем было разрешено возвратиться в свои деревни, к своим родителям, родственникам и т.д. О том, что нас посадят за колючую проволоку и поместят в лагерях, не было и речи.

Меня лично отвезли к моим родителям и родственникам в Боровуху, где я нахожусь сейчас. Тут я почувствовала радость, которую давно не испытывала, от одного только сознания, что больше не нужно бояться бандитов.

Я преисполнена благодарности к германскому солдату и его командованию. Они, германские солдаты, действительно нас освободили от жестоких сталинских палачей».
(ГАРФ, ф.5861, оп. 1, д. 21. л. 29-32)



По заслугам!

Казнь бандитов "партизан".



Методы жидо-большевицкой пропаганды

Недалеко от Полоцка стоит отряд латышских добровольцев. Несколько недель тому назад штаб отряда с помощью местного населения выявил, что в одном из ближайших к нему районов находится группа «партизан».

Они были спущены на парашютах советскими самолетами в гущу леса, и местонахождения их не удалось обнаружить. Пользуясь этим, бандиты уже несколько раз совершали нападение на окружающие деревни и отдельные крестьянские хутора.
Всякое их посещение было связано с грабежом и жестокостью в обращении с населением.

С крестьянами, у которых нечего было отобрать, разговор всегда был короток: «не дал - значит сохранил для фашистов, а потому тебе смерть».

Расследование установило, что эта группа бандитов насчитывала примерно 100 человек.
Укомплектована она была в основном из выпущенных из советских тюрем уголовных преступников, на которых теперь лежала обязанность выполнять «особые задания».
Им было сказано, что советское правительство проявляет заботу о них, выискивая пути для их исправления, и тем самым дает им возможность не только искупить свою вину и получить прощение, но также заслужить награды и ордена.

К счастью деятельность этих советских «десантников» продолжалась недолго.
Латышские добровольцы получили сообщение от местных жителей, что в лесу, в одной из ям, прикрытой хворостом и мхом, находится таинственный клад.

И действительно, на указанном месте было обнаружено большое количество спрятанных германских мундиров, склад фотоснимков и кинолент, а также несколько фото- и киноаппаратов. Все это было доставлено в штаб, а вблизи этого места была устроена засада в ожидании «хозяев» этого клада. Они не заставили себя долго ждать. Вскоре из-за кустов появились три человека.

Пойманные были никто иные, как три жида, работники московского информационного отдела, прикомандированные к «десантной» группе.

Цель и задача пребывания их здесь сводилась к тому, чтобы переодевая «десантников» в немецкую форму, воспроизводить на фото и киноленту те сцены, которые они должны были создавать для будущих советских фильмов.

А сценарий этих фильмов был прост. Нужно было только заснять кадры: изнасилования женщин, избиения детей, грабеж и издевательство над населением, но при обязательном условии, чтобы исполнители этих сцен были одеты в германскую военную форму.

Имея это «особое задание» жиды и проводили его в жизнь. Благо исполнение главных ролей находилось в надежных руках бывших преступников и бандитов, спущенных, как «десант».

На сей раз жидо-большевицкая закулисная механика не удалась.
С поличным была поймана на месте преступления вся руководящая головка «выездной» советской кинорежиссуры, которая, сидя где-то в лесу, подпольно готовила по заказу Кремля фильм под громким названием: «Зверства фашистов».
Латышским добровольцам своевременно удалось разоблачить гнусный метод жидо-большевицкой
пропаганды и ликвидировать всю бандитскую шайку.

(ГАРФ, ф.5861, оп. 1, д. 38, л. 12-13)



Героизация  выродков в современной русофобской РФ
Tags: агитпроп, жидократия, зверства евреев, правда о второй мировой, совок
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Recent Posts from This Journal