loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

Дед

Оригинал взят у nktv1tl в Дед
Оригинал взят у gordyata в Дед

Тут многие просят народ повспоминать о дедах, которые воевали, и бабках, которые помогали.
Нам рекомендуют повысить градус патриотизма, найти портреты воинов на дальней антресоли, пошуршать похоронками, рассмотреть следы слез на желтой их бумаге. Позвенеть позеленевшей латунью медалей, поугадывать поблекнувшие номера госпиталей на справках о ранениях.
Накатить и спеть Лещенка. Что ж.

Но предварю свои воспоминания цитатой из Михаила Евграфовича. Позднее вам станет понятно почему. К тому же, рассуждения великого писателя стоят того, чтобы еще раз перечитать и оценить их надвременность. Ничего не меняется.

«Мне было стыдно… Меня охватывала беспредметная тоска, желание метаться, биться головой об стену. Что-то вроде бессильной злобы раба, который всю жизнь плясал и пел песни, и вдруг, в одну минуту, всем существом своим понял, что он весь с ног до головы, — раб.


Но истинный раб имеет впечатлительность скоропреходящую; потому-то именно он и раб, что не может сосредоточить свою мысль ни в каком ощущении. Вспышки совести в нем часты, но минутны. Даже раскаяние, эта податливейшая из всех форм внутреннего человеческого самосуда, слишком тяжеловесно, чтобы плечи раба могли выносить его бремя.
… Охваченный бунтующею совестью, он умиротворяет её не действительным удовлетворением её законных требований, а тем, что старается обойти, замять, позабыть. Он изобретателен на всякие уловки — это одна из прерогатив его звания — и потому без труда отыскивает противовес пробудившемуся сознанию в готовых представлениях о неизбежности и коловратности...

И вот крик боли начинают мало-помалу стихать, и недавний вопль: «Унизительно, стыдно, больно!» сменяется другим: «Лучше не думать!»
Затем человек уже делается рассудительным; в уме его постепенно образуется представление о неизбежном роке, о гнетущей силе обстоятельств, против которой бесполезно  или, по крайней мере, рискованно прать, и наконец, как достойное завершение всех этих недостойностей, является краткий, но имеющий решающую силу афоризм: «Надо же жить!»
Да, надо жить! Надо нести иго жизни с осторожностью, благоразумием и даже стойкостью.

Раб — дипломат по необходимости; он должен как можно чаще повторять себе: «Жить! жить надо!» — потому что в этих словах заключается отпущение его совести, потому что в них утопают всевозможные жизненные программы, начиная свободой и кончая рабством».

Я не застал своего деда. Он «удавился», как говорят в деревнях. Оставил двух малых парней на шею жене. Обида и презрение за этот поступок жила и живет в них до сих пор. Оправиться от этого нельзя. Когда я ребенком вглядывался в его фото на могильном обелиске, мне было неловко и стыдно. Родные всю жизнь обходили эту тему,  и преуспевали, унося свои знания о деде в могилу. Эта страница семейного прошлого была так тесна связана с болью, разочарованием, алкоголем, что подлежала забвению. Таким образом, знаю я о деде немного, могу только складывать его образ из обрывков и осколков. Вот они.

Вернувшись с фронта, он долго не мог нигде приработаться. Потом работал в жутких условиях алебастровой шахты. С войны его демобилизовали с Будапешта. Контузия давала о себе знать. Тяжелый заика. Ранения. Психические отклонения, ночные вопли и кошмары. Такого добра в те годы было хоть отбавляй, поэтому особо никто не заморачивался. С годами проходит.

Но было и другое. В отличие от многих, деда угнетали военные воспоминания. Были, были на нем грехи. Все кто знал его, отмечали его острую страсть к справедливости. Как вообще он остался жив?

Ненависть деда к «офицерью» по словам его брата, младшего лейтенанта медслужбы, была так велика, что даже с ним испортились отношения. В то время, бывало, собирались всей родней, человек по двадцать, с малыми детьми, где-нибудь под дубом у стадиона, пили водку, пели и смеялись, старались прогнать мысли о гнёте послевоенной жизни, мечтали.

Дед один портил настроение, мог неожиданно вспылить, ему затыкали глотку, чтобы чего не вышло. Вечерами много читал. Бабка моя, в общем дремучая, этого боялась, с ума, мол, сойдет, и во избежание книги эти сжигала. Читает он, допустим, книгу, ну не знаю, откуда она у него и какая. Уйдет на работу, а бабка возьмет книжку — да в печку! Чтобы много не думал. Считала, что это вредно для него. Представляю его чувства в тот момент, когда выяснялось, что книги нет. В общем, скандалы и непонимание были.

Но вот один момент запомнился многим. Однажды, во время семейных посиделок с вином, речь зашла о работе моей бабки на оружейном заводе, который был эвакуирован из Ленинграда и размещен в Вятских Полянах. Она была призвана туда на Трудовой Фронт, и здоровья с нервами потеряла за войну там, не дай Боги никому.

Дед неожиданно «взбеленился», и выговорил ей многое о том, что думал об том оружии.
С пьяными слезами в глазах он орал ей в лицо, что огромный процент поступающего на передовую оружия был вообще непригоден, его постоянно клинило, и, мол, «вот, вы там, хуйню всякую насобираете, а на моих глазах сотни товарищей полегло из-за такого оружия!»
Бабка только заревела и в платок уткнулась.

Все это забылось. Деда похоронили. Бабка стала запивать. Но детей все ж подняла. Жизнь шла своим чередом. Где-то уже в брежневские годы, при встрече родных вновь вспомнили о том разговоре.
И вот только тогда бабка решила рассказать, какие порядки были на заводе.
Она какое-то время работала на госприёмке, ставила отметку и отправляла партию на фронт. Большинство винтовок и автоматов были непригодны, с браком.

Позади нее стоял человек в военном, передергивал затвор винтовки, тыкал стволом промеж лопаток, и произносил лишь одно слово: «Подписывай».



Ну, давайте, накатывайте, кто там накатывать желает. Здравствуй, мама, возвратились мы не все, ну или как там у вас. А дедом своим я горжусь. Надеюсь, понятно почему. И к чему была та цитата, тоже, надеюсь, стало понятно.

Tags: жидократия, правда о второй мировой, совок
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments