loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

Ужасы немецкой оккупации - 1

Это перепечатка оригинальной статьи А. Кузнецова с сайта " Сила и Слава -   оригинал ( с ятями) http://www.virtus-et-gloria.com/Menu.aspx?book=texts/Occupation.html








Про «ужасы немецкой оккупации»

Каждый год в канун очередной годовщины «великой Победы» Советского Союза в позорнейшей «великой отечественной войне» матерые советские пропагандисты, а также их подголоски из числа «демократической общественности» начинают с особенной силой изощряться в описаниях «ужасов немецкой оккупации» и того, что будто бы ждало нашу страну в случае победы «гитлеровцев». Это жидо-патриотическое словоблудие в последние годы стал ещё сопровождать и мощный хор рядовых совков и нео-совков, изгаляющихся на ту же самую тему в различных «блогах» и «живых журналах».

Со всей этой публики спрос, впрочем, маленький.
Зачатые и рожденные во лжи, ложью вскормленные, ложью дышащие и живущие они ничего другого и не могут делать, как только плодить и размножать новую ложь в дополнение к старой. Куда как удивительнее слышать в наши дни подобную пропагандистскую белиберду из уст людей, причисляющих себя к среде исконно русской, православной, антисоветской.

Так один из известных публицистов Русского (?) Зарубежья в аккурат к «9 мая» поведал изумленной публике увлекательный рассказ о лично им пережитом «ужасе» немецкой оккупации.
Дело было в 1941 г. сразу после освобождения немцами г. Гомеля от большевиков. «К приходу немцев», — повествует нам жертва фашизма, — «я три года учил немецкий язык, и мог довольно сносно объясняться. Однажды, в разговоре с немецким унтер-офицером, я посетовал о том, что у нас закрыты школы, и я не могу учиться дальше. Он меня спросил, сколько классов я закончил. Когда он услышал, что семь, то сообщил мне, что я и так чересчур учёный — когда в СССР установится немецкая власть, русские будут кончать четыре класса. При этом следует отметить, что он совершенно не хотел меня обидеть: он весьма сердечно относился к «туземцам» и просто объяснял мне, какие будут порядки».

Не знаем, может быть, русские в Зарубежье уже настолько ожидовились, что подобные высказывания считаются там вполне приличными и даже «патриотическими». Но русскому, живущему в РФ под прессом советско-еврейской пропаганды, неуместность и позорность подобных антифашистско-просоветских высказываний ясна и очевидна.

Это особенно чувствуется в эти дни, когда путинский режим готовится праздновать очередную годовщину своей «Победы», словно забыв, КАКАЯ армия и на КАКОЙ стороне сражалась под тем флагом, который ныне объявлен Государственным флагом «Российской федерации».

Но если об этом «забыла» путинская пропаганда, то всякий русский человек обязан помнить, что во Второй Мировой войне Русская Армия (куда входили РОА, РОНА, казачьи части, Русский охранный корпус и ряд других формирований) воевала на стороне Германии, являясь союзной армией Вермахта. Немцы являлись нашими формальными союзниками, включая сюда и того самого немецкого унтера, о котором пишет гомельский «патриот», а потому клевета на немецких военнослужащих, это клевета на боевых товарищей русских солдат, на наших союзников в борьбе с жидо-советами.

Второй вопрос, который возникает после ознакомления с вышеприведенным «свидетельством», — а откуда какому-то унтеру знать, какие будут в СССР порядки после немецкой победы? Не считая руководства Третьего Рейха это может быть известно только чиновникам министерства Восточных территорий Розенберга, к которому этот унтер никакого отношения не имеет. Он служит в армии, а в ее компетенцию вопросы образования не входят. В 1941 году про будущее образование русских детей немецкий унтер мог знать не больше, чем советский сержант в 1945 году про будущее образование детей немецких. Так, что либо этот унтер что-то сболтнул, не подумав, либо наш «патриот» весь этот диалог выдумал.

Что же касается фактической стороны утверждения об «ужасах» четырехклассного обучения, то позволительно будет напомнить как гомельской «жертве фашизма», так и прочим «патриотам» некоторые сведения о состоянии системы образования при немцах на занятой ими территории СССР.

Мы не будем ссылаться на опыт Локотского окружного самоуправления, где специальным приказом было установлено обязательное семиклассное образование для всех детей округа, т.к. совки нам скажут, что это, мол, случай нетипичный. Мы сделаем совкам эту уступку и рассмотрим лишь ситуацию, имевшую место на территориях, подчиненных Восточному министерству Розенберга, которого совки и полу-совки изображают жутким русофобом, презиравшим славянских «унтерменшей».

При этом мы не будем опираться на воспоминания «изменников Родины» и «пособников оккупантов», оказавшихся после войны на Западе, да и вообще никакие воспоминания мы не будем привлекать, т.к. всякое воспоминание есть вещь субъективная. Мы обратимся к литературе, сочиненной самими совками и нео-совками и имеющей при этом статус научной.
Типичной в этом отношении является насквозь просоветская книжка Б.Н. Ковалева «Нацистская оккупация и коллаборационизм в России 1941-1944», вышедшая в 2004 г. в Москве в издательстве «Аст».





Автора этой книги никак нельзя упрекнуть в симпатии к немцам и «власовцам», более того, в своем предисловии он открыто пишет о своей враждебности к ним:





Конечно, как и всякому совку, автору не приходит в голову мысль, что проклятую Совдепию люди просто не считали своим Отечеством, и, действуя на стороне Германии, они действовали не против, а как раз в интересах своего настоящего Отечества — России.
Поэтому, по мнению Ковалева, проблема лишь в том, что некоторые зловредные «переписчики истории» посягнули на «святое», на «отечественный» характер Советско-германской войны:



Убедительно разоблачить «переписчиков» и «фальсификаторов» истории мешает, по мнению Ковалева, лишь отсутствие соответствующей апологетической литературы, в то время как «переписчики» и «фальсификаторы» активно подкапываются под здание «Великой Победы» и защищают «предателей-власовцев» и прочих «коллаборационистов»:



Как считает сам автор, такое «объективное исследование», опровергающее «переписчиков», он сочинил. Поэтому ничто не мешает нам воспользоваться его трудом для наших целей, и никто не посмеет упрекнуть нас в «необъективности». Мы ставим себя в самые невыгодные условия — будем бить совков только фактами, взятыми из их собственного, «объективного» и строго научного сочинения, которое отрецензировали три доктора исторических наук.

Прежде чем перейти к нашей главной цели — описанию образования при немцах, отметим, что книга Ковалева сама по себе является потрясающей сокровищницей сведений для людей, имеющих мозги и умеющих их применять.

Когда автор писал свою книгу, он, очевидно, этого обстоятельства не учел, а рассчитывал, что читать ее будут только безмозглые совки, которые самостоятельное мышление давно заменили системой условных рефлексов.

Например, автор сообщает нам стандартную советскую страшилку о том, что

«Захватчики хотели, чтобы исчезло само понятие “Россия”» (стр. 35)

На это можно лишь сказать, что «захватчикам» об этом не стоило беспокоиться, ибо это понятие трудами жидо-партии Ленина-Сталина было полностью вытравлено ещё задолго до 1941 года. Кстати, бредни о намерении «захватчиков» истребить «само понятие ”Россия”» сам же автор и опровергает на других станицах своей книги:

«Вопросы о переименовании улиц обычно находились в ведении русской администрации … Часто улицам возвращались их старые, до 1917 года названия» (стр. 351).

Иными словами «захватчики» восстанавливали облик той России, которую уничтожили ленинско-сталинские «освободители». Поистине непередаваем «ужас» этой немецкой оккупации!

А вот, что Ковалев нам сообщает о налоговой политике немцев:

«В Орловской области от всех налогов и сборов были освобождены православные храмы…
Подоходный налог взимался с рабочих и служащих, а также с лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью… Доход до 100 рублей в месяц данным видом налога не облагался. Со 101 до 300 рублей он составлял 6%, с 301 до 600 рублей — 8%, а свыше 600 рублей — 10% от суммы заработной платы» (стр. 218, 228)


Оценить этот «ужас» оккупации можно, сравнив это положение дел с теми зверскими налогами, которыми большевики обложили не взорванные и не превращенные в склады церкви на территории СССР, а также с величиной подоходного налога в СССР и РФ.
Размер этого налога ниже 13% никогда не опускался, кроме того в сталинском СССР длительное время существовали так называемые «займы» — ежегодное «добровольное» изъятие денег у населения в размере ежемесячной зарплаты, а это фактически еще 9% скрытого подоходного налога.

О регулировании брачно-семейных отношений мы узнаем следующее:

«Расторжение браков на оккупированной немцами территории России было воспрещено… В инструкции для мировых судов Смоленского округа отмечалось, что в исключительных случаях при разрешении бракоразводных дел необходимо иметь в виду следующее: «Обоюдное желание супругов не является законным поводом для развода»…» (стр. 268, 269).

Какого-то другого объяснения этому факту, кроме желания немецкой администрации укрепить семью, отыскать при всем желании невозможно. Этот «ужас» оккупации легко оценить, сравнив данный порядок с брачным законодательством СССР и РФ, где получение развода не являлось и не является проблемой, что имеет крайне разрушительные последствия для института семьи.

А это «ужасы» из области культуры:

«В сентябре 1942 года в Орле открылся кукольный театр. На его первом представлении художественный руководитель С. Росоловский заявил, что он будет воспитывать русских детей в духе любви к ближнему, уважения к своим родителям, к старшим.
Достигать этих целей предполагалось при помощи таких спектаклей, как «Конек-горбунок» Ершова, «Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина, «Иван-царевич и серый волк» по Жуковскому, «Садко-богатый гость» (по русским былинам), «Морозко» (по русским сказкам). Германское командование оказало содействие в деле организации этого театра» (стр. 363).


Но мы отвлеклись. Нас интересуют, прежде всего, «ужасы» оккупационного образования.
Политике немцев в области образования автор отвел 32 страницы своей 500 страничной книги. Почти все собранные им факты документированы. Итак, слово советскому патриоту (все выделения наши):


«В первые же недели оккупации в школах прошли чистки от «нежелательного элемента». Все преподаватели в обязательном порядке заполняли анкеты, где, кроме традиционных, были и следующие вопросы: вероисповедание, место рождения отца, национальность отца, девичья фамилия матери, место рождения матери, национальность матери, образование, профессия, где работал, какую занимал должность, был ли членом или кандидатом в ВКП(б), не было ли в роде жидов до деда, служил ли в армии, с какого времени проживает в данной местности» (стр. 400).

Как видим, в результате заполнения данной анкеты из числа учителей автоматически вычищались все жиды и большевики.
Думаем, что всякий действительно русский человек за введение такой анкеты может немецкую оккупационную администрацию только поблагодарить.

«Русское население извещалось о том, что согласно распоряжению германского командования в сельской местности открываются школы в объеме четырех классов и семилетки в городе. Обучение планировалось бесплатное, за исключением сбора на уборщиц» (стр. 401)

Так, что в городе Гомеле русский мальчик мог рассчитывать при немцах на бесплатное семиклассное образование.
Напоминаем забывчивым, что в самой лучшей, самой счастливой в мире советской стране «лучший друг советских детей» товарищ Сталин указом от 3 октября 1940 года ввел платное обучение в школах и высших учебных заведениях.


«Организация учебного процесса осложнялась отсутствием новых учебников. Временно было решено сохранить старые, довоенные, предварительно уничтожив в них все упоминания и высказывания вождей Коммунистической партии и советского государства.
Переживший оккупацию ставропольчанин М.А. Горькавый так вспоминал об этом:
«В начале сентября нас мальчишек, живущих на Подгорных улицах, заставили идти в школу, которая открылась в двухэтажном большом доме. На первом занятии дал напутствие немецкий офицер на достаточно чистом русском языке. Затем достали мы свои учебники и начали по команде заклеивать бумагой всех партийных вождей и военачальников. Потом появился батюшка в рясе и с крестом, и с того дня мы стали изучать закон Божий» (стр. 403).



Уничтожение портретов «вождей», «военачальников» и тому подобной советской сволочи можно, конечно, только приветствовать. Равно как и преподавание закона Божьего. То, что было сделано немцами, до сих пор не сделано вождями ельцинско-путинской жидо-демократической РФ. Кто же после этого настоящий оккупант?


«С немецкой педантичностью оккупанты выпускали различные приказы и распоряжения, регламентирующие работу русских школ.

Согласно их требованиям занятия в школе начинались в 8 часов.
Перед началом занятия читалась молитва «Царю Небесный», а после занятий «Достойно есть» (малограмотный «ученый» Ковалев пишет название этой молитвы как «Достойный есть» — А.К.).

Все дети должны были являться в класс за 15 минут до звонка чистыми, в опрятной одежде… Продолжительность уроков - академический час - 45 минут. Перерыв между уроками составлял 10 минут.
Работники школы, учителя, являлись на работу за 20 минут до начала занятий» (стр. 404)


Без комментариев.

«На посты директоров школ обычно назначались люди, пострадавшие от советской власти или из числа бывших белоэмигрантов … В Риге и Берлине разрабатывались программы, учитывающие изменившиеся реалии. К этой работе активно привлекались русские эмигранты …

В Новгороде при отделе народного образования была создана методическая комиссия из учителей города и близлежащих деревень по корректированию программ и пересмотру учебников. Предполагалось, что они будут проводить работу «по очистке программ и учебников от всяческого коммунистического хлама и подбору более ценного материала».

Одной из задач, которую поставили немцы, был просмотр библиотечных фондов. Книги сортировались на три основные группы:
1) политические, 2) дореволюционные классики, 3) научная литература.

Работы классиков марксизма и советских руководителей уничтожались. Такая же судьба была уготована произведениям писателей еврейской национальности.

Прочая литература могла выдаваться населению» (стр. 406-407)



Вникнем.
Во главе школ вместо евреев и обладателей партбилетов -поставляются русские люди!
Учебные программы разрабатываются не советско-еврейской сволочью и даже не немцами, а опять русскими. Самим русским немцы поручают и очистить учебники от «всяческого коммунистического хлама» и вышвырнуть из библиотек «работы классиков марксизма» и «произведения писателей еврейской национальности»!

Что за чудеса! И это оккупация? Если это оккупация, то что же тогда представляет собой нынешний ельцинско-путинский режим?!


«Отсутствие новых учебных программ компенсировалось коллаборационистами многочисленными методическими указаниями в оккупационной печати. Так в феврале 1942 года, вскоре после опубликования в коллаборационистской газете «Правда», выходившей в Риге, статьи «Марина Цветаева не выдержала советской жизни», по школам Пскова, Порхова, Дно прошли «уроки памяти повесившейся в Москве великой русской поэтессы»…» (стр. 408)

В СССР Цветаева была признана лишь десятилетия спустя. Многие ее стихи стали доступны лишь при развале Совка. Проклятые советс фашистские оккупанты!

«Иногда на должность инспекторов назначались известные учителя-новаторы. Так в Волосовском районе Ленинградской области инспектором школ в 1941-1943 годах работал В.С Радченко.
Он разрабатывал методические указания по таким предметам, как русский язык, арифметика, география и естествознание для начальных школ…

Кроме того, по распоряжению немецкого коменданта Фрунка он следил, чтобы в советских учебниках, используемых для преподавания, «СССР» было заменено на «Россия», вместо «Ленинград» писалось «Петербург» и т.д.» (стр. 409).


Тут следует ещё раз обратить внимание на то, что в начале книги на стр. 35 наш «объективный» историк тов. Ковалев утверждал, будто «захватчики хотели, чтобы исчезло само понятие “Россия”».

Однако теперь совершенно неожиданно выясняется, что «захватчики», оказывается, наоборот тщательно следили за тем, чтобы «в учебниках, используемых для преподавания, «СССР» было заменено на «Россия»»!

Борец с «переписчиками истории» сам себя высек, опровергнув свое первоначальное утверждение. Так постепенно историческая правда пробивается наружу: не «гитлеровцы», а именно жидо-большевицкая банда, засевшая в Кремле, делала ( и делает!) все для того, «чтобы исчезло само понятие “Россия”».


А вообще честь и слава немецкому коменданту Фрунку, распорядившемуся заменять ублюдочный «Ленинград» на Петербург! При наличии таких комендантов, лет эдак через пять такой «оккупации», на русской земле не осталось бы ни одного города, ни одной улицы, ни одного завода, школы, больницы, театра, парохода и т.д., оскверненных грязными именами нелюдей из числа большевицких оккупантов.

«На педагогических конференциях и курсах переподготовки оккупанты всячески демонстрировали свое уважение к русской интеллигенции.

Педагогов бесплатно размещали, кормили, обеспечивали их культурной программой…
» (стр. 410)


Напоминаем для тех, кто забыл — это написал не «фашистский прихвостень», а патентованный совковый историк, записной борец с теми, «кто прямо или косвенно пытается реабилитировать лиц, сотрудничавших с немцами в годы Великой Отечественной войны».

И не приходит этому «историку» в голову простой вопрос: да как же этим лицам из числа русской интеллигенции было не «сотрудничать», если впервые после 1917 года власть продемонстрировала к ним свое уважение?

Своя-то «родная» совковая власть их только презирала и третировала как «гнилую интеллигенцию», считала их неполноценными людьми, классово-ущербными по сравнению с малограмотным «пролетариатом», а шибко умных, позволявших себе иметь свое мнение, отличное от мнения «руководящей и направляющей» ВКП(б), эта власть без лишних разговоров сажала и расстреливала.

Да и сейчас этой власти на учителей и их проблемы глубоко наплевать.


«Учительские курсы в Орле функционировали на постоянной основе. Как заявлял бургомистр города Старов, переобучение должны пройти все учителя города и округа.
Если педагоги приезжали из близлежащих населенных пунктов, их размещали в общежитиях. Все слушатели обеспечивались при содействии немецкой комендатуры регулярным питанием.

Лекции на этих курсах были рассчитаны на 10 дней и сопровождались показами кинофильмов. Учителей знакомили «с жизнью новой Германии, школами Германии, с проблемами организации Новой Европы и освобожденной России». Кроме курсов учителей регулярно собирали на различные конференции и собрания». (стр. 411-412).



Ещё раз спрашиваем: как эти «курсы на постоянной основе» и всё прочее согласовать со лживой басней о намерении немцев превратить русский народ в необразованное быдло?
Зачем подготавливать учителей для русских «унтерменшей», если удел последних «рабский труд на немецких хозяев»?

«25 июля 1942 года директором орловской начальной гимназии школы № 1 был устроен детский праздник, на котором присутствовали представитель германского командования генерал Гаманн, бургомистр Старов, завотделом просвещения г-н Ищенко и другие гости…

Генерал Гаманн, как самый почетный гость, встал и передал привет от главнокомандующего, выразил благодарность директору школы и всем учителям за проделанную работу, поблагодарил всех детей и особенно Цыплакову, ученицу 3-го класса «а» и Журавлеву, ученицу 1-го класса «а».

Генерал говорил об открытии двух новых школ в Орле и просил всех детей передать своим товарищам об этом.
Генерал пожелал детям хорошо отдохнуть, набраться сил для работы с 1-го сентября, а главное, быть всегда послушными и дисциплинированными».


Рехнулись что ли эти немцы?

Какой ещё детский праздник для «унтерменшей», когда война с этими «унтерменшами» в самом разгаре?!

На дворе июль 42-го года!! Решающая фаза летнего наступления Вермахта!
За два дня до школьного праздника, 23 июля, немецкие войска после упорного боя овладели Ростовом, форсировали Дон, захватили плацдармы и открыли своим танкам дорогу на Кавказ. В этот же день части 6-й армии ген. Паулюса начали наступление на «Сталинград».

Положение большевиков отчаянное. Сталин бросает против германских войск свои последние резервы, а 28 июля издает знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!».

На всем южном крыле немецкого Восточного фронта идут кровопролитные бои, решается судьба всей кампании, а эти идиоты немцы, вместо помощи своему фронту - две новые школы для «унтерменшей» открывают!

Кстати, об этом ген. Гаманне автор сообщает, что он:

«требовал ежемесячные отчеты от отдела народного образования со следующей информацией:
1) Количество открытых школ с разделением на 4-х классные школы, 7-летки, специальные школы, техникумы (ещё одно опровержение байки гомельского «патриота» о четырехлетках— А.К.).
2) Количество восстановленных, но не открытых школ с указанием причины …» (стр. 415).


Казалось бы, какое дело «фашистскому гаду» до того, что есть неоткрытые школы? Ну, не получат дети некоторых «унтерменшей» образования, так и что за беда?
Но нет, заботится «фашист проклятый» об открытии новых русских школ!


После войны совки казнили этого генерала Гаммана как «военного преступника». Одним из обвинений было соучастие в уничтожении «881 здания учебных заведений и культурных учреждений». А вот Ковалев пишет, что Гаманн «учебные заведения» как раз восстанавливал!

Кому верить? С одной стороны советский суд он же самый гуманный, самый честный, самый беспристрастный, самый справедливый в истории человечества, «у нас зря не сажают».
Но с другой стороны и советские историки они тоже самые честные, самые правдивые, самые объективные, самые беспристрастные, они никогда не врут. Дилемма…

«На 1942-1943 учебный год немцами были утверждены следующие праздники и каникулы для русских школьников: 24 декабря-9 января — зимние каникулы; 19 января — Крещение; 15 февраля — Сретение; 7 апреля — Благовещение; 20 апреля — день рождения Вождя; 22-27 апреля — Пасха; 1 мая — национальный праздник; 3 июня — Вознесение; 12-15 июня — Троица. Учебный год должен был заканчиваться 31 июля, а начинаться 4 октября… В дни каникул все учителя обязывались один или два раза в неделю в организованном порядке посетить с учениками ближайшую церковь» (стр. 417).

Порядки как при Царе.
Недаром товарищ Сталин в своем знаменитом докладе 6 ноября 1941 года на станции метро «Маяковская» заявил, что «гитлеровский режим является копией того реакционного режима, который существовал в России при царизме».


Какое после этого правительство мы должны считать оккупационным: тогдашнее немецкое или нынешнее жидо-советское правительство «Российской федерации»?



продолжение и окончание ужасов (с иллюстрациями): http://loreley10.livejournal.com/4837.html
Tags: жидократия, история, правда о второй мировой
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Featured Posts from This Journal