loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

Исход - цари и боги




Мои предсказания насчет этого фильма (полугодовой давности) - сбылись практически полностью.

"Действие этого драматического боевика происходит в Египетской Империи во времена 2 тысячелетия до  Христа.
Главными героями фильма являются друзья детства, почти названные братья,  наследник египетского престола Рамзес и еврейский подкидыш Моисей.
Встретившись после многолетней разлуки уже взрослыми людьми товарищи осознают, что их дружба более невозможна.
Моисей сочувствует великой борьбе своего еврейского народа за освобождение от тирании Рамзеса, а Рамзес желает, чтобы Моисей сдох, вместе с евреями.

Их борьба решится во время битвы на арене колизея гонки на колесницах, в том числе и по дну Красного Моря.
Исход известен – Рамзес проиграет."

Вывод:
1. Евреи лучше всех! Их любит боженька! И вы – тоже должны их любить!
2. Европейцы (в данном случае – белые египтяне) – скоты, мрази и сволочи, а их культура - говно.  Даже самые лучшие из них, все равно в итоге окажутся скотами, мразями и сволочами.(последнее предложение прошу запомнить крепко!)
3. Кто евреев не любит – кончит так же плохо, как противник главного героя-еврея.
---------------------------------




Но оказалось, дело еще хуже. Такого провала сценария, диалогов и драматургии – невозможно было себе представить.
Пустой, скудоумный, холлиюдовский, но главное - скучнейший(!) фильм на 2 с половиной часа.  Сидишь и ждешь – когда же  эта тягомотина  кончится?
Дальше много спойлеров.


В самом начале авторы, со спокойной наглостью, нам сообщают, что "евреи за 400 лет рабства постороили в Египте его пирамиды, монументы и города".  Но "всегда помнили о своей родине и своем боге. И бог тоже не забывал о них"...

Мдя.. Правда, почему-то засклерозило его аж на 400 лет.. ну, да ладно... Зато, все теперь знают, кто "построил" пирамиды в Гизе.

Режиссер Ридли Скотт  явно ностальгирует по своему самому сильному фильму в карьере  - «Гладиатору».  

Начинается все опять с битвы в германском лесу при Кадеше, (анти-исторически представленной, но это не важно). Главное, чтобы зритель уверовал - ему показывают исторические факты, поэтому дают даже время события - 1300 до н.э.

Там холлиюд Моисей (хороший) спасает Рамзесу (должОн быть плохим!) жизнь, а сцуко Рамзес - за это хочет его убить. Во мразь!




Но Ридли доходит до прямого самоплагиата диалогов и сцен.  Этого я никак не ожидала.

Император Коммодус(смотря на спящего племянника) – Он спит так крепко, потому что он любим.
Фараон Рамзес (смотря на своего спящего, а затем мертвого сына) – Ты спишь так крепко, потому что тебя любят.

Коммодус приказывает грохнуть генерала Максимуса и его семью. Рамзес тоже.  Ну и еще по мелочи, вроде нападения на героя, его избавления и поездка на двух конях через каменистую пустыню, а так же благосклонности старого , умирающего фараона именно к Моисею, а не к своему собственному сыну..

Но фильм ничто не спасает.  Все это лишь бледные подобия.  Он просто вопиет о том, что оригинальные идеи в Голливуде отсутствую напрочь, и существует он лишь за счет бесконечных «старых песен на новый лад».  А сейчас уже и новых ладов не осталось, и даже старые - никто повторить не в состоянии.

Диалоги блещут благоглупостями, но медленность их произнесения должна убедить зрителя, что они глубокомудрые.
Они длинны и в 80% случаев- абсолютно не нужны.

В поступках героев отсутствует всякая логика, всякое движение души – разве что у Рамзеса, который оказался самым по-человечески понятным (как ни странно) персонажем.  Остальные - ходячие куклы. Моисея же, который  внезапно от неверия перешел к вере – по причине накрытия его потоком грязи в горах и шизофреническим видениям мальчика ака бога – совершенно не понять.

Разговоры с еврейским богом  потрясающие:

Моисей (видя пацана на фоне горящего куста)
- Кто ты?
Пацан (вопросом на вопрос) –   А ты кто?
М- Я пастух
Пацан – Я думал, ты воин. Мне нужен воин.
М – Зачем?
П – Сражаться, зачем же еще?
М – Сражаться? За что?
П – Я думаю, ты знаешь.
М - ….
П - Ты должен увидеть, что происходит с твоим народом. Он не успокоится, пока ты не сделаешь это. Или они, по-твоему, не люди?


Какая глубина, ептыть.

М- Кто ты?
П – Я сущий.



Фсё! Мойше уверовал.   Дома жена ему намекает, что он просто сильно ударился головой.
Но Мойше уже бросает семью, он на  пути обратно, в Египет,  на конюшню Рамзеса, где он его и подкарауливает ночью с желанием зарезать:

В диалогах часто доходит до прямого идиотизма и сценаристы, и наши переводчики  «постарались»:

Рамзес - Все идет отлично.
Моисей - Отлично?!  Рабы работают день и ночь!
Рамзес - Но они рабы.
Моисей - Они такие же египтяне(!), как и все, ты должен платить им за работу! Или отпусти их.


Так египтяне или таки евреи? Или когда как выгодно, тогда и «как захотим»?

Рамзес - С экономической точки зрения, то, что ты просишь - весьма проблематично.


Я все ждала, когда Моисей прямо заговорит о профсоюзах, а Рамзес потребует консультации менеджера и бухгалтера. К счастью, до этого не дошло.
Но диалоги жгли дальше, потрясая своей «нужностью»  и «драматичностью»:

- Вы же не рассматриваете всерьез его предложение?
- Какое это предложение, когда тебе приставляют кинжал к горлу?!
- Признаю свою ошибку, это «требование».


Рамзес - Он рехнулся. Он нашел бога. Своего. Не наших. Итак, я хочу, чтобы Моисей был убит. Итак:вперед. И это.. семью тоже.


А вот злобный мальчишка  опять беседует с Моисеем :

Мойше – Где ты был?
Пацан – Считал твои неудачи.
М – Война на истощение не быстрая.
П. – Но так уйдут годы. Целое поколение.
М – Я готов сражаться сколь угодно долго.
П – А я – нет.
М – Зачем ты увел меня от моей семьи?
П – Это не я. Это ты.

М- Я не нужен тебе.
П. – Может быть.
М- Так что же мне делать?
П – Пока наблюдай.


Нет слов.

Начинаются казни египетские. Их бог  убивает все живое, что под руку подвернется.
С благими намерениями конечно, а как же.
Дождавшись, когда он поубивает рыб, лягушек и скотину, еврейский профсоюз предлагает  буржую и монарху  Рамзесу - переговоры. Однако, в этой борьбе еврейских профсоюзов с  «египетскими буржуями»,   Рамзес  держится твердо, вешает  бунтующих и толкает потрясающую речь:


- Нормы работы  будут удвоены, а солому для кирпичей вы не будете получать! Пусть ваш бог обеспечит вас  ею!


И это результат работы аж троих сценаристов! Грандиозно. ))))
Стоящий в толпе Моисей (которого всюду ищут, чтобы убить, но упорно не могут найти, потому что он мудро набросил на голову полу одежды) – делает скорбное лицо.

Ну ладно… Еврейский профсоюз готовит следующий ход. Град и прочие природные явления.



Наконец, дело таки доходит до убийства детей. Скользкая тема. Тут нам, как и положено в холлиюде, дают понять, что  Моисей, ваще-та, чуть мучается от этого. Потому что - еврей. А евреи все - хорошие люди. Он даже жалеет баранов, которых надо порезать и чьей кровью пометить дома евреев, дабы  их «всевидящий» бог не ошибся, кого именно надо убивать.
Приходит к «богу», чтобы перетереть эту тему. Ну, про гуманность там и тады.

М – Спасибо, что навестил.
Злобный Пацан – Он дал, что ты просил?


Слушай, пацан, а ты что, сам не знаешь?

М – Пока нет, но его народ уже начал роптать.
П – А его армия?
М – Начнет.
П – Не согласен. Надо чтобы стало еще хуже!
М – Не согласен. Если будет хуже, то это уже..
П– Уже что? Что ты хотел сказать? Бесчеловечно? Жестоко?!
М – Мне больно видеть страдания людей, с которыми я вырос.
П – А те, с которыми ты не рос, они тебя не волнуют? Они все еще не твой народ!?
М – Но это похоже на простую месть!


Злобный пацан заходится в еврейской истерике аля Троцкий
– Месть?! И это после четырех веков жестокой кабалы?! Фараоны, мнящие себя богами - просто люди из плоти и крови! Я хочу, чтобы они молили о пощаде!!!


Агитка уже совсем наглеет. То есть, если раньше это (жестокость еврейского божка) нам как-то старались подсластить, то здесь уже прямо – да, он злобная тварь, но вы будете в него и евреев - верить, потому что  он вас силой заставит! А если не будете – он вас убьет.
Очень просто.




Моисей гуманно бежит во дворец к Рамзему с целью предупредить типа «смотри за своим сыном этой ночью» - однако, про помазать косяк двери кровью овцы – таки не сказал.
Естественно, первенец фараона умирает, как и все дети по всему Египту.

Далее следует единственная сильная сцена фильма.
Фараон, с умершим сыном на руках, прибывает к сборищу евреев и Моисея, где высказывает то, что подспудно зреет в мозгу зрителя, если он, конечно, человек.

Рамзес (неся в протянутых руках тело сына) -  Это твой бог?!... Убийца детей?... Что за изуверы поклоняются такому богу?!

Мойше не особо смущается.

Слышь, антисемит,  а вот у нас.. – В среде евреев ни один ребенок не умер. – спокойно  заявляет Мойше.

На это фараон реагирует еще очень гуманно:

- Убирайтесь все вон отсюда!


О том, что евреи, выходя из Египта, обокрали египтян  - фильм стыдливо умалчивает.

Библия нам сообщает, что Моисей: “внушил народу (тайно), чтобы выпросили каждый у ближнего своего, и каждая женщина у ближней своей вещей серебряных и вещей золотых. (“Исход. Гл. 11-2).

"И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых, и одежд”. (Исход. Гл. 12, 35).
"Господь дал милость народу в глазах египтян, и они дали ему; и обобрал он египтян”. (Исход, гл. 12, 36).

Таким образом израильтяне обобрали своих соседей, знакомых и друзей – египтян, которые ссужали израильтянам свои вещи на время богомолья в пустыне (см. Исход, гл. 5, 1-3), уверенные, что приятели – богомольцы вернутся. Но израильтяне брали чужие вещи, зная, что уходят навсегда.

А то обстоятельство, что они смогли получить взаймы золотые и серебряные вещи свидетельствует о том, что они "в жестоком рабстве" жили не плохо, поддерживали добрые отношения с зажиточными египтянами, которые вряд ли бы общались с бедными рабами и вряд ли бы дали им взаймы золотые и серебряные вещи.

Так или иначе, но несомненно одно – евреям удалось обобрать поверивших им египтян, о чем сами евреи в Библии сообщают весьма подробно и такого рода действия не только не порицают, но всячески одобряют.


Короче, это вероятно  и явилось причиной погони за ворами-евреями отряда египетского МВД.



Но вернемся к фильму. Там причина личная – Рамзес решил все же отомстить за смерть сына, нагнать и убить всех евреев.  Естественно, ему это не удалось, а все египетское  МВД потопло в волнах Красного моря.
А самому Рамзесу удалось лишь увидеть Моисея вблизи и выплыть из гигантской волны(единственный действительно зрелищный момент за фильм). Униженный и жалкий  стоит он на берегу, и смотрит вослед  удаляющимся евреям. Поделом те, сцуко легавая, фараонская!

Мойше с евреями  топает до родной хаты и жены, чтобы потом всем колхозом топать до Ханаана.
Хепи енд.

Оценка :

Костюмы – 6.5
Декорации – 7.5
Оператор – 7
Баталии – 6
Спец.эффекты- 6
Сценарий – 2
Драматургия- 1
Диалоги – 0,0001
Игра актеров- 3,5
Сила агитропа – 2 ( но глупые создатели думают, что 10)
Новизна - 0
Динамика - 1
Режиссер – сам заснул от скуки, да еще и похрапывал.

Фильм: 3 из 10.


Tags: агитпроп, киношка
Subscribe

  • Никогда этого не было, и вот опять!

    Римская пожарная инспекция проводит изъятие осветительного прибора, установленного с нарушением правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение…

  • Бог страха и Боги Познания

    Материализм и разделение на живое и неодушевлённое укоренилось недавно, ещё Ньютон назвал свой труд «натуральной философией». Но где…

  • Указ о толерантности

    30 апреля 311 года римский император Гай Галерий Валерий Максимиан (более известный как Галерий) издал Эдикт Терпимости, прекращавший все гонения…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments

  • Никогда этого не было, и вот опять!

    Римская пожарная инспекция проводит изъятие осветительного прибора, установленного с нарушением правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение…

  • Бог страха и Боги Познания

    Материализм и разделение на живое и неодушевлённое укоренилось недавно, ещё Ньютон назвал свой труд «натуральной философией». Но где…

  • Указ о толерантности

    30 апреля 311 года римский император Гай Галерий Валерий Максимиан (более известный как Галерий) издал Эдикт Терпимости, прекращавший все гонения…