April 8th, 2019

гладиатор

Иисус - возлюбивший самого себя.



В дополнение к сказанному насчёт знаменитой морали Христа, столь многими восхваляемой как "высшее духовное достижение в истории человечества", нужно заметить следующее: то в ней, что гуманно и правильно, не оригинально, а что оригинально – нелепо и вздорно.

Отдельные здравые принципы, которые встречаются в проповедях Иисуса, не являлись его личным изобретением и не были новым, каким-то неслыханным откровением для его современников, - по крайней мере, достаточно просвещённых и образованных.

Эту сугубую вторичность, неоригинальность этики Христа отмечал ещё в своей книге «Правдивое слово» древнеримский язычник Цельс: "Изречение Иисуса о богатых, гласящее: "Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому в царство небесное", прямо сказано у Платона; Иисус исказил слова Платона, сказавшего, что "невозможно быть особенно хорошим и одновременно исключительно богатым"…»

Цельс, однако, сильно польстил тут Христу, предполагая его знакомство с идеями Платона, о существовании которого "галилейский пророк" вряд ли даже слышал; скорее уж, Иисус заимствовал свои откровения на сей счёт из Ветхого завета, в частности из псалмов – его самой популярной среди простых верующих части.
Например, знаменитый принцип морали «Относись к ближнему, как хочешь, чтоб он относился к тебе» изрекали в ту эпоху такие известные законоучители иудаизма, как Гилель или Гамалиэль, -  не говоря уже о многих языческих философах древней Греции и Рима.

Так что заповедь «Возлюби ближнего своего, как самого себя!» вовсе не являлась «ноу-хау» Христа; тем более что этот замечательный императив он проповедовал лишь на словах.

Где, собственно, в текстах евангелий можно найти свидетельство того, что сам Иисус проявляет любовь хоть к кому-либо, если даже по Иоанну Предтече, своему наиболее близкому, казалось бы, соратнику, он не проронил ни слезинки!

Об отношении Иисуса к Иоанну Крестителю надо сказать особо. Иоанн был не только «предтечей» Христа, его «крёстным отцом», «вторым Ильёй» и т. д., но и духовным наставником, - по солидарному признанию евангелистов, именно в основанную Иоанном секту изначально пришёл Иисус, был им туда принят и крещён; именно среди сторонников Крестителя он нашёл первых своих апостолов. Если верить Новому завету, Иоанн Предтеча являлся Иисусу к тому же не только земляком и близким родственником по матери, но фактически ровесником: иными словами, их должно было многое сближать не только как религиозных единомышленников.

И казалось бы, трагическая участь Иоанна Крестителя, сперва брошенного в темницу, а после казнённого царём Иродом-младшим по вздорнейшей причине, должна была глубоко тронуть Христа.
Даже в случае, если Иисус на момент гибели Иоанна успел рассориться со своим «предтечей» и уже не питал к нему никаких тёплых чувств, он всё равно обязан был, по идее, громко осудить эту беззаконную казнь своего бывшего друга просто как вопиющий акт жестокости и произвола властей.

Какой же была, согласно евангелистам, реакция Христа на известие о страшной гибели Иоанна? Это с трудом укладывается в голове, но… никакой!

По евангелиям, для Иисуса судьба Крестителя стала лишь поводом озаботился своей собственной безопасностью, ибо после казни Иоанна « ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли возвестили Иисусу.

И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошёл за ним из городов пешком…» ( Матфей 14: 12-13) Далее речь в евангелии идёт уже об очередном «чуде» (кормлении народа пятью хлебами), а Иисус по поводу казни Крестителя не говорит всем этим собравшимся людям опять же НИЧЕГО.

Вообще надо отметить, что сравнение Иисуса с Иоанном Крестителем явно не в пользу Христа.
Хотя Иоанн был, судя по описанию в евангелиях, довольно угрюмым и вздорным фанатиком, он, по крайней мере, твёрдо следовал своим аскетическим принципам: жил в пустыне (а не в домах у богачей и мытарей); питался саранчой и диким мёдом (а не столовался у поносимых им фарисеев), одевался в грубую верблюжину (а не в дорогие хитоны), и т. д.

Иисус же, как гласит евангелие, смог выдержать в пустыне максимум 40 дней, а потом прибежал обратно в Галилею к столь ненавидимым им фарисеям, чтобы продолжать жрать и пить за их же счёт!

Единственный эпизод во всём Новом завете, где Иисус проявляет хотя бы какие-то человеческие чувства – это описание воскрешения его приятеля Лазаря в евангелии Иоанна.




Там сказано, что Иисус якобы плакал при известии о смерти Лазаря; однако сия история явно выдумана хотя бы потому, что никто из прочих евангелистов не только не пишет об этом знаменитом «воскрешении», но и вообще не упоминает ничего о самом Лазаре.

Между тем, по логике евангелия Иоанна, это должен был быть наиболее близкий друг Иисуса, раз уж тот расщедрился для его возвращения к жизни совершить столь редкое, да и судя по тексту, физически крайне трудное для самого Христа чудо – воскресить из мёртвых.

Но даже повествование Иоанна совершенно не объясняет нам, а кто же такой был этот Лазарь, чем он так отличился и почему заслужил столь жаркую любовь к себе со стороны «богочеловека»?

Непонятно также: куда же делся потом этот якобы оживший Лазарь, который после своего возвращения из преисподней должен был стать, казалось бы, самым пламенным приверженцем Иисуса, главным свидетелем его божественной сущности; почему он не был среди апостолов на Масличной горе, никак не проявил себя во время суда и казни Христа, - ведь в дальнейшем этого персонажа не упоминает даже сам евангелист Иоанн?!


Итак, из библейских текстов вытекает, что Иисус в своей жизни не проявлял любви ни к кому из людей: ни к женщинам, ни к друзьям или соратникам, ни даже к собственным родителям, матери, братьям и сёстрам.

Тем более смешно говорить о его особой любви к еврейскому народу или человечеству вообще.
Этот «учитель благий и кроткий», проповедовавший на всех углах древней Палестины любовь к ближним, сам не любил никого, кроме себя.

И в Новом завете можно найти массу проявлений эгоцентризма и гордыни со стороны Христа, которые решительно противоречат расхожему мифу о нём как якобы подлинном воплощении скромности, простоты, смирения и т. п. качеств.

Примитивная жажда почестей, восхвалений и поклонения себе, любимому, достигает у Христа уровня настоящей мании, притом на сей счёт евангелисты, сами того не сознавая, приводят воистину анекдотичные примеры.

Вот как повествует Лука об очередном «чудесном исцелении» Иисусом в одном селении 10 прокажённых: «…Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились.
Один же из них, видя, что исцелён, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был самарянин.

Тогда Иисус сказал: «Не десять ли очистились? Где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?»…» (Лука 17:12-18).



Вы помните цитированное выше место из евангелия Марка (14:3-9), где описано возлияние некой поклонницей Иисуса ему на голову драгоценного «мира» стоимостью в 300 динариев, которое тот полностью одобрил?

Так вот, у евангелиста Луки в его версии данного эпизода гордыня Христа предстаёт ещё более непомерной:

«Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, вошед в дом фарисея, возлёг.
И вот, женщина того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алевастровый сосуд с миром; и, ставши позади у ног Его, и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.
Видя это, фарисей, пригласивший его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница.
Обратившись к нему, Иисус сказал: «Симон! Я имею нечто сказать тебе… Видишь ли ты эту женщину?
Я пришёл в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла. Ты целования мне не дал; а она, с тех пор, как Я пришёл, не перестаёт целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много…» Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром!» (Лука 7: 36-50)



В данном случае перед нами очередной пример не только готовности Иисуса даровать прощение и «спасение» всякому, кто в достаточной мере унизится лично перед ним, оказав пышные почести:
тут пресловутые «скромность и кротость» Христа бьют прямо-таки через край!

Вместо того, чтоб поблагодарить за гостеприимство пригласившего его на обед фарисея Симона, у которого он на халяву обжирается, Иисус обличает его за то, что тот, видите ли, не моет и не лобзает ему, своему нахлебнику, ног, не умащает их благовониями и не вытирает своими волосами как некая полубезумная шлюха, которой-де «много простится», поскольку она-де «много любила»!

Чего здесь со стороны Христа больше, - хамства, цинизма, нахальства, глупости, наглости, пошлости?

Таким образом, Иисус был не просто идейным тунеядцем и паразитом – в античном и нашем понимании этого слова: он был паразитом в высшей мере лицемерным, неблагодарным и отмороженным, норовившим побольней укусить ту руку, которая его кормила.

(с)
Взято:https://alphaomega-pub.livejournal.com/1602.html
гладиатор

Иисус как проповедник грязи.

"Христос – истинный Врач душ и телес наших.
Не своей силой мы врачуем болезни, а силой Христа, истинного Бога.
Веруйте в Него и будете здоровы".

святые Косма и Дамиан, покровители христианских врачей.



Источник





Ходя к столь презираемым им фарисеям на обеды и пиры, сей назаретский пророк, Иисус,  демонстративно нарушал при этом даже самые элементарные приличия.

В то время как у иудеев существовал вполне благоразумный обычай перед едой мыть руки, а также посуду,

Иисус не только пренебрегал этими правилами гигиены, но и осуждал тех, кто им следовал!

В этом плане показателен эпизод, описанный Матфеем (15:1-20), Марком (7:1-23) и Лукой (11:37-54); у последнего он особо колоритен:

«…один фарисей просил его к себе обедать. Он пришёл и возлёг. Фарисей же удивился, увидев, что Он не умыл рук перед обедом.
Но Господь сказал Ему: «Ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства. Неразумные! Не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?
Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда всё будет у вас чисто!»

В своём кругу Иисус с апостолами, допустим, могли жрать грязными руками, но тут они гостили в чужом доме и должны были соблюдать хотя бы минимальную вежливость.

Но не таков был Иисус, – жестоко оскорблённый в лучших чувствах, он излил на бедных фарисеев целый поток ругани, оседлав любимую им тему - обличений ЧУЖИХ грехов:

«…горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что вы – как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того!»
На это некто из законников сказал Ему: «Учитель! Говоря это, ты и нас обижаешь!»
Но Он сказал: «И вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них…»

ну и дальше в том же репертуаре.

Таким образом, Иисус в ответ на невинное замечание радушного фарисея, у которого он обедал, принялся без устали оскорблять и самого хозяина дома, и его ближних только из-за того, что его попросили руки помыть!

Согласно евангелиям, "мудрейший пророк" Иисус в этом эпизоде не ограничился гневной отповедью сторонникам чистоты, а потрудился дать своей привычке не мыть рук теологическое обоснование:


«И призвав народ, сказал им: «Слушайте и разумейте: не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека… Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления: это оскверняет человека; а есть неумытыми руками – не оскверняет человека!»
(Матфей 15:10-20)

или: «Неужели не разумеете, что НИЧТО, извне входящее в человека, не может осквернить его? ПОТОМУ ЧТО не в сердце его входит, а В ЧРЕВО, чем очищается всякая пища…»
(Марк 7:18-19)


Таким образом, здесь Иисус развивает перед слушателями уже не столько «философию нищеты», сколько настоящую «теологию грязи»:  жрать немытыми руками всякую грязную дрянь - это хорошо и свято, ибо любая проглоченная дрянь, проходя через внутренности, при этом чудесным образом ОЧИЩАЕТСЯ!

И это говорил, типа, "великий врач" и "целитель древности", которым некоторые на полном серьёзе (!) до сих пор продолжают считать Иисуса!
Знакомясь со столь дико-невежественными тирадами Христа, прямо не знаешь, смеяться или плакать.

Интересно, как верующие врачи-христиане и специалисты по гигиене комментируют сегодня подобную чушь этого галилейского "умника", которого они привыкли считать во всём «величайшим авторитетом»?

Однако мало того, что евангельский Иисус принципиально не умывал руки (в самом деле, он же не какой-то там язычник Понтий Пилат!) – как явствует из апокрифов, он со своими апостолами не желал мыть и ноги.
Вот какой отрывок насчёт Христа содержит в своём тексте Оксиринхский папирус № 840:

«И Он взял их с собой в место, предназначенное для чистых, и вошёл во двор Храма. И главный жрец из фарисеев по имени Левий встретился им и сказал Спасителю:
«Кто позволил тебе войти в это чистое место и смотреть на эти святыни без омовения, и даже твои ученики не вымыли ног своих? Нечистыми вы вошли во двор Храма, чистое место, хотя никто, кто не омылся сперва и не надел чистые одежды, не смеет вступить сюда и созерцать святыни!»…


В ответ на это замечание следует типичная демагогия в стиле Иисуса о том, кто подлинно чист, а кто нечист:
«Я и Мои ученики, о ком ты сказал, что они нечисты, мы омылись в живой воде, которая нисходит...»…  в общем, бла-бла-бла!


Таким образом, представление об Иисусе как о закоренелом грязнуле –  не риторический приём евангелистов, а стойкая традиция, выходящая за рамки Библии.

И данная черта Христа была не просто омерзительной, но и воистину страшной по своим историческим последствиям.

Подобные перлы из Нового завета, после победы грязного христианства над чистоплотным язычеством,
послужили идейному оправданию той антисанитарии, которая воцарилась в христианских странах и господствовала там все средние века!


Святой Иероним, создатель канонического латинского текста Библии, написал знаменитые строки, ставшие гимном христианских аскетов:
«Твоя кожа шершава и покрыта струпьями от того, что ты больше не моешься?
 Тому, кто один раз омылся во Христе, нет необходимости мыться вновь!»


Блаженный Августин (354 – 430) проповедовал, что «ежемесячное мытье несовместимо с христианской верой».

Эту же мысль развил и святой Бенедикт Нурсийский (480 – 547), основатель европейского монашеского движения, создатель Устава ордена Бендектинцев,  он заповедовал, что «здоровым телесно и, в особенности молодым по возрасту, следует мыться как можно реже».

Паола, настоятельница монастыря в Вифлиеме и современница св. Иеронима (342 – 419) говорила, что «чистота тела и одежды означает нечистую душу».

В христианских монастырях строго ограничивалось количество поводов для посещения бани, а для посещения бани во внеурочные дни для монахов требовалось разрешение. Монашеским идеалом считалось мытье два раза в год: перед Пасхой и Рождеством.

Многие монахи не мылись вообще, «умерщвляя свою плоть».
В результате, приор монастыря близ Кельна, писатель и теолог Цезарий Гейстербахский (1180 – 1240) писал, что «тела многих благочестивых(!) монахов грязны и покрыты паразитами».

Следуя примерам монашеской аскезы, многие «особо набожные христиане» также переставали мыться, и т.д., и т.п.


Подумайте сами: зачем было христианам мыться самим, мыть посуду и пищу, стирать свою одежду и прочее, когда сам их бог Иисус однозначно высказывался ПРОТИВ всего этого!

Зачем умывать руки, если так поступали враги Христа – фарисеи и язычник Понтий Пилат!?

Поэтому бытовавшие ранее языческие гигиенические нормы - были преданы забвению, а забота о физической чистоте стала считаться делом нехристианским!



Результат "торжества христианской веры" оказался чудовищен: заразные болезни, массовые эпидемии и пандемии чумы, при удручающе низком уровне медицины,  - стали уносить до 70% населения христианских стран.