October 22nd, 2018

гладиатор

Иисус- "не судящий, не стяжающий, всехлюбящий, сама честность"

Наиболее возмутителен случай с кражей им (или по крайней мере по его повелению) осла накануне въезда в Иерусалим на иудейскую Пасху, которая станет для Христа роковой.

Сей эпизод описан в евангелиях Луки (19:29-38), Матфея (21:1-7) и Марка (11:1-7).
Прежде, чем войти в этот «священный город», Иисус вспомнил о ветхозаветном пророчестве, согласно которому еврейский Машиах (на роль которого Иисус отчаянно  претендовал) должен появиться верхом на осле!



Кстати, в евангелии от Матфея данное пророчество, по его невежеству, глупо переврано: у него вместо «осла, сына ослицы» появляются ослица с молодым ослом, то есть размер кражи увеличивается вдвое; ещё более сей «святой» евангелист раздувает степень торжественности той встречи, которую якобы устроило въезжающему Христу иерусалимское население.

Демьян Бедный в своей пародии на Новый завет так иронизирует над баснословием незадачливого Матфея:

Он пишет в качестве полного невежды:
«Привели ослицу и молодого осла
И положили на них одежды,
И он воссел поверх них». –

Выходит, на Христа нашёл стих, –
Не входил в Иерусалим, а дурачился:
На двух ослах раскарячился!
(На двух ослах – во времена оны;
А потом их оказалось миллионы). –

Вот как святой Матфей проврался:
Чересчур доказать старался, –
В том его основной порок, –
Что всё было, как предсказал пророк!..

Далее тоже
Пишут евангелисты несхоже.
Больше всех привирает Матфей:
Насчёт «осанны» и пальмовых ветвей;
У него не вход в Иерусалим, а «вторжение»:
«Весь город пришёл в движение,

И говорили: кто сей?..» –

Марк уже не говорит о столице всей
(Ах, обманули минутные надежды!);
У него лишь «многие постилали одежды». –
«Многие» – всё-таки лестно,
Хотя, как много, неизвестно!

Лука ж говорит без обиняков:
«Всё множество… учеников
Начало велегласно славить бога…» –
«Множество учеников» – не так уж и много.



Так или иначе, но евангелист Лука описывает эту сцену наиболее здраво, - у него Иисус «послал двух учеников Своих, сказав:
«Пойдите в противолежащее селение; войдя в него, найдете молодого осла привязанного, на которого никто из людей никогда не садился; отвязав его, приведите; и если кто спросит вас:
«зачем отвязываете?»,
скажите ему так: «он надобен Господу!»

- Посланные пошли и нашли, как Он сказал им. Когда же они отвязывали молодого осла, хозяева его сказали им: «Зачем отвязываете ослёнка?»
Они отвечали: «Он надобен Господу!»
И привели его к Иисусу, и, накинув одежды свои на ослёнка, посадили на него Иисуса. И, когда Он ехал, постилали одежды свои на дороге. А когда Он приблизился к спуску горы Елеонской, всё множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, которые видели они, говоря: «Благословен Царь, грядущий во имя Господне! Мир на небесах и слава в вышних!»…»


Таким образом, Лука куда скромнее прочих евангелистов описывает этот якобы «триумфальный въезд» ПРЕДВОДИТЕЛЯ ОСЛОКРАДОВ в Иерусалим: тут Иисуса, едущего на ворованном осле, приветствуют вовсе не толпы жителей еврейской столицы, а лишь сами же его ученики, славя еврейского бога (не сказано, что именно Иисуса!) за пресловутые «чудеса», свидетелями коих выступали, опять же, только они сами; именно ученики жертвуют ради него своими одеждами, постилая их на спину ослу и под его копыта.

Интересно также, явится ли сейчас достаточным оправданием для какого-нибудь христианского иерарха, если кто-то нагло угонит его припаркованного у церкви 600-го "мерина" (ибо ослы в качестве транспорта нынче из употребления вышли),
крикнув при этом, согласно христову наставлению: "Он надобен Господу!"

Collapse )