August 17th, 2017

гладиатор

ПАТОЛОГИЯ «БЛАГОДАТИ» - Христианство, как деструктивный культ - 1

Церковь всегда считала Христа - богом, и поэтому принуждается считать весь Мир, Бытие наше,
самое рождение, не говоря о науках и искусствах, - демоническими, "во зле лежащими".


Но это не в смысле, что чему-то (в этом мире) надо улучшаться,
а просто - что всему (этому миру) надо уничтожиться!
»
(с) Розанов.




Святой Николай с товарищами сокрушает статуи Богов.





ПАТОЛОГИЯ «БЛАГОДАТИ» - Христианство, как деструктивный культ.

А. Широпаев (в сокращении)


Трудно провести четкую грань между злостным политическим хулиганством и изначальным христианством.

Например, Серена, двоюродная сестра младшего сына императора Феодосия, христианка, «ворвалась в святилище богини Весты, совлекла со статуи ценное украшение и надела его на себя».

Подобные действия христианских активистов живо напоминают провокации российских революционеров в конце ХIX- начале ХХ вв. Так Ф. М. Достоевский в письме к московским студентам (1878):

«Прошлую зиму, в Казанскую историю нашу (речь идет о студенческих волнениях) толпа молодежи оскорбляет храм народный, курит в нем папироски, возбуждает скандал...».

Позднее, в 1905 году, красные провокаторы «... демонстративно ломали кресты, топтали их ногами, плевали на иконы, выкалывали глаза царю на портретах».

Повторяю: единый психотип диктует схожие действия.

Христианин Дворкин в своем «Сектоведении» упоминает о «религиозно-сектантском характере марксизма-ленинизма»,
однако умалчивает о том, из какой же именно религиозной секты произрос большевизм и вообще вся левая идеология?

Имя этой секты - христианство.

Большевизм и современная «левота» - это всего лишь подсекта христианства!




I. «Тьма с востока»

«Я восшел с востока с печатью Бога живого... »
(Из воззвания Дэвида Кореша, лидера христианской секты самоубийц в Техасе)



Томас Коул "Римская империя. Расцвет"



(1978 год, более 900 американцев, членов христианской секты "Храм народов", совершили массовое самоубийство убив своих детей, а затем и себя.)


В декабре 1994 года архиерейский собор РПЦ принял обличительное определение «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме». В этом документе, наряду с другими зловредными явлениями, упомянуты некие «реформированные восточные религии».

Злая ирония заключается в том, что само христианство, является «реформированной восточной религией» - реформированным иудаизмом.

Выступая в русле этого определения, неутомимый пропагандист и агитатор, дьякон Андрей Кураев назвал российское рериховское движение «нелегальной религиозной сектой». Не являясь апологетом Рериха, скажу: отец  дьякон почему-то забыл, что две тысячи лет назад его же христианская Церковь была классической «нелегальной религиозной сектой», сектой деструктивного толка - вроде тех, нынешних, против которых выступает Кураев.



На рубеже нашей эры в Римской империи начинается экспансия восточных культов, проникающих из Малой Азии, Иудеи и Египта.
Нельзя сказать, что государство не сознавало опасности этого явления.

Римский сенат пресекал распространение восточных культов, справедливо «считая, что они подрывают официальную римскую религию, с которой связывалась вся мощь Римского государства и его устойчивость».

Историк пишет: «Во время правления Тиберия из Рима были высланы почитатели «египетских и иудейских священнодействий», четыре тысячи из них отправлены на остров Сардинию. Приведенная цифра показывает, что подобных почитателей было немало. Но подобные преследования не могли остановить проникновения восточных верований».

О деструктивном влиянии восточных культов на римское государство и общество, а также на мир в целом хорошо сказал известный английский историк религии Д. Фрейзер:

«Греческое и римское общество строилось на подчинении личного начала общественному, гражданина - государству...

С распространением восточных религий, которые внушали мысль о том, что единственно достойной целью жизни является личное спасение, а благоденствие (мира) и существование государства, в сравнении с ним, - ничего не значат, ситуация резко изменилась.
Неизбежным следствием принятия этого ЭГОИСТИЧНОГО И АМОРАЛЬНОГО учения был все возрастающий отход верующих
от служения обществу, концентрация
на личных, "духовных" переживаниях и появление у них презрения к окружающей жизни, в которой они начинали видеть не более как временное испытание перед "жизнью вечной".»

Высочайшим идеалом стал отшельник, полный презрения ко всему земному и погруженный в экстатическое "религиозное созерцание"; этот идеал пришел на смену древнему идеалу героя-патриота, готового пожертвовать жизнью на благо своего рода, т.е. - Родины.
Людям, чьи взоры были устремлены к заоблачному "граду божьему", град земной стал казаться низменным и жалким.
Центр тяжести, так сказать, переместился с настоящей жизни на будущую, и, насколько от этого перемещения выиграл один мир, настолько проиграл другой.

Начался процесс ВСЕОБЩЕЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ ОБЩЕСТВА:

государственные и семейные связи ослабли,

общественная структура стала распадаться,

над обществом вновь нависла угроза варварства.

Ведь цивилизация возможна только при условии активного содействия со стороны граждан, при их готовности подчинить свои личные интересы - общему благу.

Между тем, теперь люди отказывались защищать свою Родину --- И ДАЖЕ ПРОДОЛЖАТЬ СВОЙ РОД.

В стремлении спасти свою душу они равнодушно смотрели на то, как гибнет окружающий мир - мир, который стал для них символом греховности.
Это наваждение длилось целое тысячелетие... (т.е. до начала эпохи Возрождения) » (с)


Даже более того, христиане не равнодушно смотрели, а откровенно радовались и прямо способствовали уничтожению Римской империи, уничтожению государства, Цивилизации вообще:

«...Христиане желали в сущности, чтобы все шло, сколько возможно хуже!
Они не только не стояли за одно с добрыми гражданами (Римской империи) и не старались победить опасности, угрожавшие отечеству, но, напротив, ликовали по их поводу. В своих злорадных предсказаниях относительно империи, христиане-монтанисты, вся Фригия доходили до безумия»



"Римская Империя. Крушение"

«Доносы на христиан часто исходили от добросовестных учителей, которые считали своим долгом ограждать юношей, вверенных их попечению, от нескромной пропаганды, противной воззрениям их семьи.
..Для них (язычников),  евреи и христиане - это безбожники, отрицающие Богов, враги общества, нарушители семейного мира, интриганы, старающиеся проникнуть всюду, всем завладеть, задорные, самомненные, злые крикуны. "
(Э. Ренан «Марк Аврелий и конец античного мира»)

Замечательное описание! Антифашисты собственной персоной, защитники прав сексуальных меньшинств, сами сексуальные меньшинства, интернационалисты и все леваки современности - именно это самое!

«... Вместо героев, увлекающихся борьбою, вместо гостей, увенчанных миртами и розами, вместо веселых хороводных песен - явились другие люди, с другими стремлениями.
Суровые подвиги воздержания, умерщвления плоти, страшные лишения, слезы сокрушения, неустанная молитва, отречение от суетных радостей мира - вот что вдохновляло этих новых людей», - читаем в книге великого русского мыслителя В. В. Розанова «Метафизика христианства».

А вот и законченное мировоззрение «этих новых людей» в его описании:

«Никогда не будет детей.
Никогда не будет дома, «хозяйства», - иначе как в смысле помещения, стоянки, логова, квартиры, кельи, пещеры, палатки.
Таким образом глубочайше будет разрушен тип социальной жизни - разрушен не в бытовом, а в психологическом корне, т.е. более глубоко. Это есть то разрушение, на месте которого ничего не вырастает. Не менее разрушается тип истории. У него оставляется голова и отсекается туловище.
Будущее не нужно тому, у кого не будет потомства.

Судьба последующего человечества представится под углом зрения не интересов человечества, а интересов группы этих одиночек, их - за неимением родового - "духовного союза", "духовной преемственности и связи".

Эта группа людей будет жить и развиваться среди человечества, но ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
,
ОТРИЦАЯ САМЫЙ ЕГО КОРЕНЬ.
Наконец, в каждом племени и народе эта группа не будет иметь связывающих боковых скреп в виде горячо лелеемого родства.
«Что братья и сестры мне? Мне важны ученики», - это типичный голос, типичное самоощущение каждого подобного одиночки и всех их.
Племени, народа, рода - нет.
Будущего - нет.
Прогресс - не нужен!..
»


"Римская империя. Опустошение"

Человеконенавистническое мировоззрение, основанное на «презрении ко всему земному», толкает адептов восточных культов на крупномасштабные экстремистские акции, вроде газовой атаки в токийском метро, устроенной несколько лет назад сектой «Аум синрике».

Единый психотип диктует одинаковые действия: думается, именно стремление покарать «грешный мир», максимально приблизить его «развоплощение» стало причиной чудовищного пожара в Риме в 64 г. - зря православный «сектовед» Александр Дворкин отдает вожаку «аумистов»  лавры организатора «первой акции гражданского терроризма, предпринятой религиозными лидерами».

В поджоге столицы империи римляне уверенно обвиняли «различных восточных сектантов», среди которых многочисленностью и организованностью выделялись ... христиане!

Тоталитарная секта № 1

В 2002 году увидело свет третье издание увесистого тома «Сектоведение». Автор - А. Дворкин.
В книге приводится обширный список признаков и характерных черт тоталитарных сект, составленный западными специалистами.

И вот что любопытно: согласно этим признакам исток самого же христианства - община Иисуса - есть классическая тоталитарная секта, можно сказать, архетип деструктивного сектантства вообще!

Вот лишь некоторые из этих признаков в нашем сопоставлении с евангельскими текстом.

«У группы есть учитель, медиум, вождь или гуру. Только он знает всю истину».

Открываем Евангелие:  «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья;... и не называйтесь наставниками, ибо один у вас наставник - Христос» (Мф, 23, 8-10); «Кто не со Мною, тот против Меня;» (Мф, 12, 30).

»Учение группы считается единственно настоящим, вечно истинным знанием... »

Открываем Евангелие: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, имеет жизнь вечную.» (Ин, 6, 47-48); «... небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф, 24, 35). «Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек» (Ин, 8, 51). «... Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин, 18, 37).

«Критика со стороны не принадлежащих к группе считается доказательством ее правоты».

Открываем Евангелие:«Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас ненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал Вас от мира, поэтому ненавидит вас мир» (Ин, 15, 18-19); «... и будете ненавидимы всеми за имя Мое... » (Лк, 21, 17);  «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить на Меня» (Мф, 5, 11).

«Твоя группа - это элита. Остальное человечество тяжело больно и глубоко потеряно... »

«Вы - соль земли... Вы - свет мира» (Мф, 3, 13-14); «Но вы - род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный свой свет... » (1 Пет, 2, 9); «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф, 7, 13-14); «... много званых, а мало избранных» (Мф, 22, 14).

«Ты должен немедленно стать членом группы»;
«Группа желает, чтобы ты разорвал свои «старые» отношения, так как они препятствуют твоему развитию».

Ну это евангельская «классика»!

«Кто оставит домы или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную» (Мф, 19, 29);
«И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? И кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Мф, 12, 47-50).

«Другой же из учеников Его сказал ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф, 8, 21-22).
«Еще другой сказал: я пойду за Тобою, Господи! но прежде позволь мне проститься с домашними моими. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк, 9, 61-62).
«Он сказал им: истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или родителей, или сестер, или жену, или детей ради Царствия Божия, и не получил бы гораздо более в сие время, и в век будущий жизни вечной» (Лк, 18, 28-30).

КАКОЙ МАТЕРЫЙ СЕКТАНТСКИЙ ДУХ! Даже похоронить отца - «некогда»!

«если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк, 14, 26)

Все эти человеконенавистнические перлы Христа вам стоит вспоминать каждый раз, когда вы слышите ЛЖИВЫЕ  разглагольствования современных церковников о том, как их христианская религия «помогает в укреплении семейных устоев», «воспитании уважения детей к родителям, старшим» и т. п.

И наконец: «Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ЛОВЦАМИ ЧЕЛОВЕКОВ (кстати, есть расхожее выражение «Попал к сектантам в сети» или «паутина секты»). И они тотчас (вот оно: «немедленно стать членом группы»), оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их.
И они ТОТЧАС, ОСТАВИВ ЛОДКУ И ОТЦА СВОЕГО, последовали за Ним» (Мф, 4, 18-22).

Тут очевидное назидание адептам, мол, вот так и надо поступать: плюнул на отца родного и пошел без оглядки за духовным учителем!
 Вот где корни нынешних несчастий родителей, безуспешно вытаскивающих своих детей из всевозможных «братств» и «общин»...

Важная деталь: члены тоталитарных сект обязаны отдавать в общину свое имущество и деньги:

«... все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов... » (Деян, 4, 34). Явно назидателен «рассказ об Анании и Сапфире, христианах, которые продали землю и утаили для себя часть полученной суммы, сказав, что продали землю за меньшую сумму, чем на самом деле.

Супругов постигла страшная кара: они «пали бездыханными». После чего, разумеется, «... великий страх объял всю церковь и всех слышавших это» (Деян, 5, 11).

Чисто сектантская жестокость, попахивающая уголовщиной.

Принципы «коммуны» царили и в христианском «Храме народов» Джонса, и в христианской «Ветви Давида» Дэвида Кореша, и в христианских «Небесных вратах» Эпплуайта, и в «Аум синрике», и в других современных тоталитарных сектах.
В некоторых, как, например, в «Аум синрике» виновные, бывало, «падали бездыханными»...

Вообще «великий страх» - фундамент тоталитарного сектантства, заложенный еще в Евангелии:  «... пошлет Сын Человеческий Ангелов своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов... » (Мф, 13, 41-42).
«... а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф, 25, 30)

- то есть типично сектантский психологический террор.

Характерным признаком тоталитарной секты также являются взвинченные апокалиптические настроения,
ЖАЖДА СКОРЕЙШЕГО КОНЦА МИРА, - присущие и христианам.

Если рассматривать Евангелие в этом ракурсе, - то ВСЁ ВСТАЕТ НА СВОИ МЕСТА!

Ненавидящие жизнь декаденты, - с нетерпением стремились освободиться от всех человеческих и гражданских обязательств перед «миром» и ВЫРВАТЬСЯ из него:


«... пойди продай имение свое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах... » (Мф, 19, 21);

«... не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться... » (Мф, 8, 26).

А зачем, в самом деле, об этом заботиться, и вообще - трудиться, сражаться, заводить семью и детей, если четко сказано:

«... есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мф, 16, 28);
 «... и тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаке с силою и славою великою... Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все это будет» (Лк, 21, 27, 32).
«....не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий» (Мт. 10:23)

Ни к чему и жениться, ни к чему и дети, раз уже «проходит образ мира сего!» и скоро, чуть ли не завтра - Страшный суд и воскресение (т.е. восстание трупов), а  «...в воскресении ни женятся, ни выходят замуж» (Мф, 22, 30).



И вот закономерный апофеоз христианского жизнеотрицания:

«Говорят ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им (как бы согласно кивая - А. Ш.): не все вмещают слово сие, но кому дано,
ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей;
и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного.
Кто может вместить, да вместит
»
(Мф, 19, 10-12).


Чего ж тут «вмещать», все ясно:
степень «христианской духовности» и «святости»зависит от степени бесполости адепта, от степени его самокастрации!


"Св. Мария египетская" (это мужчина или женщина?)




III. В «пещерах личной добродетели»


Итак, с распространением в Римском государстве христианства:

«начался процесс всеобщей дезинтеграции общества,
государственные и семейные связи ослабли...
люди отказывались защищать свою Родину
и даже продолжать свой род».



Теперь рассмотрим, что конкретно стоит за этой мрачной констатацией.

Обратимся к  «Житиям святых» (Введенская Оптина Пустынь, 1993).

Начнем с влияния христианства на РОДОВЫЕ СВЯЗИ.

Вот, например, история «обращения ко Христу» отрока Кельсия, относимая к эпохе императора Диоклетиана (3 век).

Отец Кельсия, местный правитель Маркиан, в соответствии с антисектантским указом кесаря, привлек к ответственности некоего христианина Иулиана. Когда иисусовца конвоировали по городским улицам, его увидел Кельсий - юноша, видимо, впечатлительный и психически неуравновешенный - и тут же «уверовал».

Бросившись в ноги учителю, он воскликнул:

«Тебя хочу иметь вторым отцом своим; от нечестивого же Маркиана, РОДИТЕЛЯ СВОЕГО ПО ПЛОТИ, врага праведников и истязателя, Я ОТРЕКАЮСЬ СОВЕРШЕННО... »
Сбежавшемуся народу Кельсий подтвердил: «... ОТВЕРГАЮСЬ ОТ ЛОЖНЫХ БОГОВ, ОТРЕКАЮСЬ ОТ ОТЦА И МАТЕРИ... »
(Как неразрывны отречение от Родовых Богов и отречение от родных, от рода!)

Прибежали отец и мать, вне себя от горя, стали укорять Иулиана, что он отнимает у них надежду, прельстил юношу «дурными речами, искореняя в нем любовь к родителям». (Ситуация знакомая тем, чьи дети попали в сети «учителей» и «гуру»).

 На это христианин Иулиан ответил, обращаясь к рыдающей матери Кельсия:
«... Пред тобою же находится тот, кто родился от тебя по плоти (мол, всего лишь!), а ныне возродился духом (мол, вот это да!), веруя вместе со мною во Христа. Он сам уж в возрасте, - пусть он сам тебе и отвечает... ».

Экзальтированный юноша и ответил, уже в третий раз:

«Ради Господа моего Иисуса Христа Я ОТРЕКАЮСЬ ОТ ВАС, РОДИТЕЛЕЙ... »

Четко ответил!
Ибо Иисус говорил, что нельзя быть его учеником, не возненавидев «отца своего и матери» (Лк, 14, 26).

Если судить по книге А. Дворкина, история «обращения» Кельсия - классический случай сектантства.

В нем наличествует и преображающая сила «первой встречи», и учитель, знающий «всю истину», и немедленное следование ученика за учителем.

Рассматривая сектантские методы контролирования сознания, А. Дворкин пишет:

«... сектанты начинают ему внушать, что плотские родители - это не настоящие родители...

Истинные родители - это не те, кто тебя произвел на свет, а те, кого ты обрел в секте».

Православный «борец» с сектантством упустил из виду, что канонизированный его Церковью Кельсий - это типичная жертва сектантов. А сколько еще таких христианских святых!

Обличая сектантов следовало бы прежде всего обличить свою же христианскую Церковь - как суперсекту.

«Все старое резко оборвано. Вам вновь и вновь напоминают, что оно осталось позади и ведет к погибели», - моделирует Дворкин идеологию сектантства.
Но в таком случае, например, крещение Руси надо рассматривать как подчинение целого народа секте «Христианская церковь»...

(Более того, даже время существования всего человечества у христиан делится на время ДО и после их "новой эры".)



Теперь - О христианском влиянии на "Государственные скрепы" Римской империи.

Вот «славное» житие «великомученика» Феодора Стратилата.


Будучи римским военачальником в городе Гераклее, он, используя служебное положение, разложил вверенное ему население христианской пропагандой. В Гераклее начался хаос. Об этом узнал кесарь Лициний (3-4 в.), язычник,  и, «весьма огорчившись», вызвал его к себе.

Тот пошел на хитрость: сославшись на невозможность оставить Гераклею в «большом смятении», когда многие, по его словам, «оставив отечественных богов, поклоняются (еврейскому машиаху) Христу», Стратилат пригласил кесаря приехать в мятежную Гераклею - он лицемерно уверял кесаря, что желает вместе с ним совершить публичное поклонение олимпийским Богам с целью умиротворения народа.
Обрадованный кесарь, вместе со свитой и конвоем, прибыл в Гераклею, по просьбе Стратилата захватив с собою образы наиболее чтимых Богов. С притворным почтением встретив кесаря, Феодор попросил у ничего не подозревавшего кесаря эти образы себе на дом, якобы для поклонения.
Беспрепятственно получив их, он отнес священные изваяния домой и там вероломно надругался над религией предков, разбив образы «на малые части» - с именем распятого иудея на губах.

Так, по его мнению, он показал «бессилие» древних Богов, их «ложность».

(А две тысячи лет спустя эти хамские способы ведения полемики кармическим бумерангом ударят по самим христианам: комсомольцы будут плевать с паперти в небо и рубить иконы, «доказывая» этим, что «Бога нет!»).

Представ перед кесарем, который долго не мог прийти в себя от столь изуверской подлости, да и просто тупости, христианин-Стратилат хамил ему, называл кесаря безумным, сравнивал с ослом и мулом, всячески стремясь, как и подобает фанатику, отойти «из сей жизни» и «приять венец бессмертия».



Еще один «защитник отечества»: легионер Феодор Тирон, тоже «великомученик», «пострадавший» во времена императора Галерия (3 в).
Очевидно, войдя в нормальное для фанатиков-изуверов «эпилептоидное состояние», он публично отказался принести жертву «мерзким языческим богам».
Командир попытался вразумить Тирона: «Послушай меня, Феодор, возьми с собой все свое оружие и, как воин, приди и принеси жертву богам». Мол, хватит, будь мужчиной, а не выродком-извращенцем.

Но сектант отвечал: «Я воин моего Царя Христа, и НЕ МОГУ БЫТЬ ВОИНОМ КАКОГО-ЛИБО ДРУГОГО ЦАРЯ». (Это к вопросу о христианском  патриотизме.)
Командир возразил: «Вот эти все воины - христиане, и однако же они - воины римского царя».
Но Тирон стоял на своем: «Каждый знает, кому он служит, я же служу моему Небесному Царю и Владыке - Богу и Единородному Сыну Его - Иисусу Христу».
При этом вел антигосударственную агитацию среди солдат: «Ничто не препятствует вам, оставив тьму и ВРЕМЕННЫХ ЦАРЕЙ, приступить к живому Богу, Царю и Владыке вечному и БЫТЬ ВОИНАМИ ЕГО, ПОДОБНО МНЕ».

Как видим, Тирон действует вполне в духе Блаженного Августина, противопоставившего «Град Небесный» - «Граду земному».

Этот житийный пример вполне развеивает миф о «христианском патриотизме» - ведь канонизировала-то христианская Церковь не тех, упомянутых командиром воинов-христиан, служивших Риму, а именно «отказника» Тирона - наверное, первого в истории поборника альтернативной воинской службы.

Наивные язычники дали Тирону на размышление несколько дней, великодушно оставив его на свободе.

Изувер не оценил это великодушие: вместо размышлений, он подзуживал единоверцев, и, главное, как сказано в «Житиях», «выбрав удобное время», поджег храм Цибелы - матери Зевса и всех олимпийских богов.»

Как и Стратилат, Тирон тщился таким образом доказать «бессилие» Богини, поскольку-де  «огонь может касаться и опалять ее»
(а скольких потом христианских "богородиц" смог коснуться огонь! Не счесть).

Будучи уличенным, он выразил мазохистскую готовность «пострадать» и получить «награду себе на небесах».


Еще одна колоритная фигура: «уважаемый воин» Полиевкт.


Он «пострадал» во времена императоров Деция и Валериана (2в.).

Распропагандированный своим «возлюбленным» другом-христианином, Полиевкт забыл о воинском долге, о семье, и объявил, что «оставляет миру его суету и исповедует себя рабом Христа».

Он с комсомольским энтузиазмом неофита начал «исповедание»: пошел на площадь, прочитал указ кесаря о борьбе с сектантами, «плюнул на него и разорвал на части при народе».

 Войдя в раж, новоиспеченный христианин решил совершить следующий подвиг - огляделся и тут увидел шествие язычников, несших в храм изваяния Богов.
Расхохотавшись, глядя на «это языческое неразумие», Полиевкт затем применил многократно испытанный христианский маневр: притворившись, что хочет поклониться олимпийцам, он приблизился к простодушным язычникам и стал хватать изваяния и бить их о землю, уничтожив двенадцать образов.

Своему тестю-военачальнику, прибежавшему на место событий, Полиевкт заявил, что «не печалится о жене и детях», что «пренебрег земным», «ищет небесного», а главное, опять-таки, был уверен, что якобы показал «как бессильны ваши боги».

Перед казнью, увидев в толпе своего друга, наставника-христианина, Полиевкт прокричал ему: «Прощай, возлюбленный друг мой, и помни скрепленный между нами союз любви!»

Что же это за «любовь» такая «между ними», умертвившая любовь к родине, к роду, наконец, мужское влечение к жене?





IV. «... Побеждается естества чин»



Теперь о тех, кто в стремлении к "царствию небесному" - отказывались продолжать свой род.
То есть, по сути, ратовал за исчезновение человечества как вида!
А проще говоря, проповедовали СМЕРТЬ как конечный вывод христианства.

По признанию самих же «отцов Церкви» «новозаветное иночество (т.е. монашество) ведет свое начало от самих Апостолов. Таким в начале было и ВСЁ множество первых уверовавших в Христа».

Подчеркивается, что «некоторые из Апостолов, не вступившие в брак до своего призвания к апостольству, остались навсегда девственниками: св. Иаков, брат Господень, сыны Заведеевы - Иоанн и Иаков, и Апостол Павел.
Ученики св. Апостола Павла Тит и Тимофей, подобно своему наставнику, оставшись безбрачными, всецело посвятили себя на служение Господу.
Дщери перводиаконов Филиппа и Николая пребывали в девстве.
Климент, ученик апостольский, писал уже окружные послания к девственницам... С самых времен апостольских идет почти непрерывный ряд свидетельств церковных писателей о девственниках и девственницах»
(«Жизнь пустынных старцев», Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1898).

Сохранение девства, т.е. - отказ от продолжения рода, влекущий за собой неизбежное вымирание расы и всего человечества  - несомненно, высшая христианская добродетель и цель!

Развивая тезис Иисуса о скопцах, преподобный Исидор писал:
«Хранящих девство можно уподобить солнцу, вдовствующих непорочно - луне, а живущих честно в супружестве - звездам...»

Иерархия христианской добродетели вполне очевидная!

Вновь откроем «Жития святых».

Макарий Египетский.

Когда он достиг совершеннолетия, его родители «пожелали, чтобы Макарий вступил в супружество, хотя сам Макарий НЕ ИМЕЛ К ЭТОМУ НИКАКОГО ЖЕЛАНИЯ.
Напротив, он всеми силами противился уговору своих родителей, желая обручиться единой нетленной невесте - чистой и непорочной девственной жизни
(т.е. сексуальный союз между мужчиной и женщиной, с точки зрения христианского "святого" - «грязен» и «порочен»; как полагал В. Розанов, это типично гомосексуальный взгляд на брак).

Однако, подчиняясь воле родителей, Макарий повиновался им, предав всего себя в руки Господа и надеясь, что Он укажет ему дальнейший путь жизни.
По совершении брачного пира, когда новобрачные были введены в брачную комнату, Макарий притворился больным и НЕ ПРИКОСНУЛСЯ К СВОЕЙ НЕВЕСТЕ... »

Вскоре, к его христианской радости, несчастная супруга Макария умерла от горячки, а он с головой ушел в богослужения и чтение Писания, и уже никто в его присутствии не смел «упоминать даже имени женского...»


Макарий Египетский, икона


А вот Иулиан, уже знакомый нам по эпизоду с Кельсием.
«Когда ему исполнилось восемнадцать лет, родители стали понуждать его ко вступлению в брак, так как он был у них единственный сын, а они хотели, чтобы их род продолжился. Иулиан же ВСЯЧЕСКИ ОТКАЗЫВАЛСЯ ОТ БРАКА... »

Не хотел продолжать род, и всё тут!

В конце концов «целомудренному юноше» во сне явился его Учитель - Иисус - и сказал ему:

«Не бойся исполнить волю и совет твоих родителей, ибо ты возьмешь себе такую жену, которая не нарушит твоего девства и не отлучит тебя от Меня (Учитель, встающий между учеником и женщиной).
Мало того, - ради тебя, она и свое девство сохранит и после этого и тебя и ее, как девственников, Я приму в Мои небесные обители, ибо, ПО ВАШЕМУ ПРИМЕРУ, НЕМАЛО ЮНОШЕЙ И ДЕВИЦ СДЕЛАЮТСЯ ДЕВСТВЕННИКАМИ и наследниками небесного Царства (Эпидемия духовной заразы! Чума самоумерщвления!).
Я буду с тобою всегда, обитая в тебе и побеждая все телесные вожделения твои и плотскую брань (с женщиной ученика разлучает, а сам с ним «будет всегда», «сочетаясь» с ним, стремясь заполнить его собою. Воистину «жених»!).
Девицу же, которая будет сопряжена с тобою браком, Я сделаю такою, какою захочу (какая темная воля проступает: умри девушка, заживо умри!).
Я сделаю то, что и она захочет последовать твоему доброму намерению, и вы оба увидите Меня в уготованном вам чертоге,
с ангельскими ликами и бесчисленными девственниками обоего пола,
КОТОРЫХ ПРИРОДА (иначе говоря, естество!) РАЗДЕЛИЛА, А ВЕРА В МЕНЯ - СОЕДИНИЛА (т.е. христианство противоестественно!), и которым ты явишься подражателем (т.е. извращенцем!)».

Итак, бесполость (или однополость),
безрасовость, безклассовость, безжизненность, более того – убийственность - вот ядро христианства.

Вообще же приведенный выше монолог - это образцовый сгусток сектантского изуверства.
гладиатор

ПАТОЛОГИЯ «БЛАГОДАТИ» - II

В христианский "рай" попадают лишь вырожденцы, чайлдфри и трансгендеры.

В НАЧАЛО



Вернемся к истории девственника Иулиана.

Ободренный свыше, он заявил родителям, что согласен на брак, и те, наивные, выбрали ему невесту - Василиссу.
На его христианское счастье она оказалась под стать жениху, т.е. типичной вырожденкой. После свадьбы в опочивальне Иулиан предложил Василиссе не вступать в супружеские отношения, отказаться от продолжения рода: «Итак, если хочешь сохранить со мною заповеди Христовы и угодить Христу, то возлюбим Его всею душою своею и будем соблюдать для Него в непорочности свое девство».

Короче, хочешь угодить Христу - пресеки род, вымри!

Василисса с радостью согласилась.
Тем временем одураченные родители, мечтавшие о внуках, а также родственники и гости «все еще пировали празднуя плотское (читай: примитивное, низкое) соединение жениха и невесты, не подозревая о чудном их соединении духовном», (т.е. о совершившемся надругательстве над природой).
Несколько лет Иулиан и Василисса придуривались, изображая для окружающих нормальную семейную пару.

Этот тип «брака», широко распространенный среди христианских праведников, едко комментировал В. Розанов:
«Ну вот и договорилися: «Импотентный брак есть наш идеал»; «Наилучший брак есть тот, в коем супруги не хотят друг друга, где чувственность отсутствует».
Но медицина подстерегает философа-моралиста и комментирует: «Да это и бывает - у содомлян! Они не хотят или почти не хотят другого супруга»

После смерти родителей эти извращенцы, «получив свободу для своей духовной жизни», а заодно и богатое наследство, построили на родительские деньги две цитадели для себе подобных моральных уродов - два монастыря: мужской и женский, разошлись и постриглись.




икона "Собор дальних пещер"


Продолжим галерею выродков.

Вот житие и страдание святой мученицы Агнии.

«Воспламененная любовью к Сладчайшему Иисусу, родившемуся от Пречистыя Девы, она обручилась с Ним своим девством, и кроме Него, никого другого не хотела иметь своим женихом».

На свою беду, в юную психопатку влюбился знатный молодой римлянин, который предложил ей вступить с ним в законный брак.

В ответ он услышал: «ОТОЙДИ ОТ МЕНЯ, разжигатель греховного пламени, страстный любитель скверны, снедь, уготованная вечной смерти! (Какое отвращение к соитию, к продолжению рода! Это - «грех» и «скверна»! Вот уж воистину это «крик природы содомской»). ОТСТУПИ ОТ МЕНЯ, так как тебя предупредил уже другой Жених, который подарил мне гораздо больше украшения и обручил меня перстнем веры Своей... (опять этот сумеречный, бесплодный, "бессеменной",  по выражению Розанова, жених, ревнующий к человеческому осеменению).
Имея Его своим мужем, я останусь девою; любя Его, буду непорочна; прикасаясь к Нему, останусь чистою (опять: нормальный, человеческий брак - «порочен» и «грязен») от этого брака не бывает детей (так и слышится: «И хорошо! И не надо этого!»; т.е. «бессеменной» Жених несет вырождение!); чадородие в нем безболезненно (
какое отвращение к деторождению, так и прет «содомско-девственная природа»), а плоды сожития с каждым днем умножаются».

Т.е. квази-духовные плоды бесплодия...

Достойно внимания, как цветисто Церковь преподносит это изуверское кредо - и где? в «;Житиях», которые предлагались народу в качестве МАССОВОГО популярного чтива...

А вот преподобная Аполлинария, дочь проконсула Анфемия (V век).

Она тоже категорически отказалась идти замуж: «НЕ ХОЧУ ИДТИ ЗАМУЖ (крик, «крик природы содомской» ), но надеюсь, что Бог и меня сохранит в страхе перед Ним чистою (продолжение рода - «грязь»!), как Он соблюдает в непорочности Своих святых дев!»

 В конце концов Аполлинария, покинула дом и отправилась на восток: сначала в Палестину, а затем в Египет.
Затем ей во сне явился ангел и «повелел идти в скит(в монастырь) и именоваться Дорофеем.

И она вышла из своего местопребывания, имея такую наружность, что никто не мог бы сказать наверное, мужчина ли перед ним или женщина».

Под именем Дорофея Аполлинария поступила в МУЖСКОЙ монастырь, где ее долгие годы считали праведником-скопцом.»

Читатель может сказать, что это некий причудливый, частный случай христианской «святости».
Как бы не так!


Collapse )

Мировую супер-секту: христианство.


V. Движение винта

В. Розанов в «Метафизике христианства» предлагает представить любую цельную систему взглядов в образе этакого винта, который можно ослабить, а можно и затянуть до предела, но в любом случае остается неумолимое направление резьбы, т.е. логика развития идеи.

Причем сущность идеологии обнаруживается только на «затяге», в т. н. крайностях. Например, сущность коммунизма наиболее очевидна не в сонливом брежневизме, а в ленинском большевизме, в троцкизме, в маоизме, в кампучийской пол-потовщине.

Исторически сложившаяся, широко понимаемая христианская Церковь - католицизм, православие - это, условно говоря, ослабленный винт, это оппортунизм и вынужденный компромисс с Языческой культурой, с «миром», с Жизнью.

Сия метаморфоза как в капле воды отражена в приведенном В. Розановым рассказе радикала-старовера, поначалу решившего «запоститься», т.е. уморить себя голодом:

«Три или четыре дня ничего ни ем и не пью, - вижу - нет светопреставления;
я напился водицы на четвертый день.
На пятый день нет светопреставления - я съел баклажанчик.
Так прошло две недели, вижу, - светопреставления нет, в острог не берут, войны нету.
Что такое, думаю себе, - и стал хлеб есть, и так помаленьку стал все есть».


Первоначальное христианство это именно желание «запоститься», т.е. убить себя.


Однако, очень скорый конец света, клятвенно обещанный Иисусом в Евангелии  -"Истинно говорю вам: не прейдёт род этот, как всё это будет" (Матф. 24:33-34)"  -  не состоялся, Иисус не пришел, а значит надо было христианам как-то устраиваться на этом свете!

Пришлось христианской церкви «съесть баклажанчик»: с оговорками «благословить» семью и брак, государство и искусство, хозяйствование и военную службу. В конечном счете для церковного начальства этот компромисс (духовность под осетринку, паломничества в спецвагонах и в персональных авто) оказался не лишенным известной приятности.

Сущность же изначального христианства, христианства как такового, наиболее очевидна в сектах крайнего толка.
Именно они пронесли сквозь века «чистоту идеи».

Поэтому, скажем, современный христианин  А. Дворкин (пытающийся обличать христианские секты самоубийц) - это «социал-демократ» пытающийся обличать «истинных ленинцев».

Весомую часть «Метафизики христианства» составляет документальный рассказ об общине староверов в терновских плавнях под Тирасполем, которые, во избежание переписи населения (!!!), будучи уверенными в скором пришествии антихриста, заживо погребли себя, "закопались",  в специально вырытых для этого «ямах» - всего двадцать пять человек, включая женщин и детей.
Все погибли мучительной медленной смертью от удушья.

Благополучные официозные попы пытались представить подобные эпизоды как частные случаи, как сектантские извращения, якобы не имеющие отношения к сути христианского вероучения.

Отметив, что уверенность в скором пришествии антихриста, это «общие христианские ожидания», В. Розанов отвечает «попикам»:

«Пост, - пишет он, - начало самоуморения, самозакапываний, самосожжений и проч. Религия, где есть посты, как идеал жития, непременно где-нибудь выразится и в идеальном самоубийстве. Все само собой! Все от зерна!. . »
 Он развивает свою мысль: «Поститься» просто (по-нашему), «поститься истово» (мужики), «поститься строго» (монастыри), «поститься очень строго» (схимники, юродивые, «блаженные», святые), «держать великий пост» (великие святые Египта и Сирии, первых веков христианства), «запоститься, умереть» (ревностные люди старой веры у нас).
Явно, что здесь везде мы имеем градации одного явления - нажим одного винта, в одну гайку, в одном направлении».

«... раз «секты» и «сектанты», все в одном и том же направлении, появляются и в ХVII веке, и в XVIII, и в ХIX, и на юге в пяти верстах от шумного городка Тирасполя, и в снежных пустынях Архангельского края, - то, очевидно, здесь уже не в «Ковалевых и его родных» дело, а в религиозном дуновении, которое захватило и Тирасполь, Архангельск, Россию, Грецию, части Сирии, Африки и всю Европу; но, захватив, «инде находит почву, покрытую камнем, инде птицы (иные впечатления, школа, книжки, житейские хлопоты) расклевывают зерно», - и только в некоторых местах, семьях, в единичных душах находит «почву добрую, глубокую, рыхлую», где привившись и свившись и вырастает... в явления самоубийств! «По плоду узнаем корень» ».

«Кому молились - Тот их и закопал... », - итожит Розанов.

***** «... Говорят о Нероне, что он «зажигал свои светочи». Жалуются: «как он нас обижал», «как был жесток к христианам». Между тем не оправдывается ли Нерон и вся борьба, поднятая язычеством против христианства, из таких вот событий, какое случилось в терновских плавнях и которому подобных было множество» (Розанов).



«Религия, которая убивает»
- так озаглавил А. Дворкин главу своего «Сектоведения», посвященную сектантскому суициду. Остановимся лишь на двух примерах взятых из книги Дворкина.

В 1993 году в техасском городе Уэйко лидер христианской секты Дэвид Кореш ввиду близкого апокалипсиса «взорвал штаб-квартиру своей группы вместе с собой и своими последователями». В огне погибло около ста человек, включая 25 детей.



Ну нас-то, русских, хорошо помнящих эпидемию староверских самосожжений ХVIII века, этим масштабом не проймешь.

Стоит заметить, что огромную часть времени членов секты Кореша занимали «бесконечные библейские занятия» - подобно тому, как «обыкновенным времяпровождением» тираспольской общины были «молитва, чтение, беседа», изучение «черных книг», «которыми Церковь пропитала дитя-народ. В терновских плавнях (и в техасском городишке!) простецы-труженики «творили волю пославшего их»

В 1997 году покончили с собой, приняв большие дозы снотворного, члены общины «Небесные врата» во главе с Маршаллом Эпплуайтом.



Это была христианская секта с уфологическим уклоном: они «считали себя представителями внеземных цивилизаций, посланными на Землю в качестве учителей и просветителей человечества... Эпплуайт идентифицировал себя со Христом, который вновь был послан на землю «Царством Небесным».

Такое «научно-фантастическое» преломление христианства не покажется столь уж экстравагантным, если учитывать общее для всех христиан представление о своем вероучении, как о «принесенном на землю Господом Иисусом Христом» (формулировка православного Олега Платонова).

Эпплуайт всего лишь привел это представление в соответствие с реалиями эпохи, подчеркнув неотмирный, нездешний характер христианства, его холодность и  чуждость нашему миру.

Сектанты верили, что в ближайшем будущем «человечество погибнет вместе со своей планетой. Единственный шанс избежать такого конца - это послушаться представителей внеземных цивилизаций» и «выйти вместе с ними», «удалиться в иные миры», «домой».


Чисто христианская матрица сознания!

Члены «Небесных врат» стремились к выходу из этого мира, а не к его спасению. Они хотели оставить земную жизнь далеко позади, а не спасать ее», - пытается обличать сектантов А. Дворкин.

Но христианство, любезный сектовед, стремится именно к «выходу из этого мира»,
к оставлению земной жизни «далеко позади», а не к ее «спасению»
, как Вы утверждаете, трусливо пытаясь упрятать человеконенавистническое жало христианства.

Открывайте свои христианские книги и читайте: «Я победил мир»; «Не любите мира, ни того, что в мире... »; «...побеждается естества чин».

Розанов пишет: «Какой же игрок ведет игру без желания скорее выиграть, какой автор пишет сочинение без желания скорее кончить книгу, и путник без желания закончить путь: так и всякий настоящий (!) христианин не может не жаждать скорее умереть (!), скорее кончить земной, слезный путь - и перейти в "вечную радость"».

Так называемые сектанты, разом порывающие с миром, «выходящие» из него, честнее Вас, Дворкин, и таких, как Вы, паразитирующих на мире, выедающих его изнутри.

А. Дворкин пишет: «Сектанты, считавшие себя «кибермонахами» и «кибермонахинями», одевались абсолютно одинаково - подчеркнуто бесполо - в мешковатые брюки или комбинезоны
(бесполость, «унисекс» прослеживается и в одеждах, скажем, православного монашества, но лишь пунктиром; сектанты же и в этом вопросе лишь жестко «докрутили винт»).
Стриглись коротко - ежиком (православные монахи и монахини, напротив, - одинаково длинноволосы: другой вариант «унисекса».)




По мнению Эпплуайта (опять же, какое совпадение - гомосексуалиста!), секс был страшным злом (да не по мнению Эпплуайта, а по мнению Иисуса!), и нужно было сделать все возможное, чтобы искоренить всякую возможность каких-либо половых импульсов в человеке.

(Иисус о скопцах, которые оскопили себя ради его, иисусова «царствия небесного»: «Кто может вместить, да вместит»).


Мужчина должен ничем не отличаться от женщины, а та - от мужчины

(«Все по книгам»: «Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал 3, 28).

«Вы мужчина или женщина?» - всерьез спрашивал булгаковский профессор Преображенский у некоего существа, с головы до ног облаченного в кожаный большевистский «унисекс», "Какая разница, товарищ?" - очередной повод для размышлений о происхождении большевизма).

И, действительно, на последних предсмертных фотографиях небесновратовцев зачастую невозможно с уверенностью сказать, кто на них изображен - мужчина или женщина... (о преподобной Аполлинарии, христианке: «...никто не мог бы сказать наверное, мужчина перед ним или женщина»)».

«Осмотр трупов показал, что 6 мужчин-членов секты были кастрированы хирургическим путем».

Что называется, по слову Иисусову вместили-таки...



А русские мужики-христиане вмещали давным-давно, да так рьяно, что в начале ХIX столетия в России стали попадаться чуть ли не целые скопческие деревни.


Кастрация в русской христианской секте.

«Не далее как в 1867 году все иноки Святогорского монастыря Харьковской епархии, считавшиеся самыми благочестивыми и набожными, оскопились», - пишет в своем исследовании о сектах П. И. Мельников (Печерский).

Так оттого и оскопились - именно от «благочестия» и «набожности»: «докрутили винт».


Скопцы-христиане. Мужчина и женщина.

Бездна времени и пространства, различное воспитание и языковые барьеры разделяют тираспольских староверов России и американца Дэвида Кореша, русских скопцов и «кибермонахов» Эпплуайта,
но во всех этих случаях мы ясно видим одно и то же «движение винта», заданное общиной Иисуса еще в Евангелии - движение к смерти.

В отличие от половинчатых попов и пасторов, желающих и попоститься, и пожить, «бесконечно внимательный», внутренне честный и цельный сектант прямо говорит словами Розанова: «Христианство есть гроб и смерть».


«Религия, которая убивает»...

VI. «Я принесу сына в жертву Богу... »

В религиозной системе, где есть культ умерщвления плоти и как его кульминация - «идеальное самоубийство», обязательно должно быть также «идеальной убийство», ЗАКЛАНИЕ.

В. Розанов в своей «Метафизике христианства» приводит следующий фрагмент из известной работы К. Леонтьева «Восток, Россия и Славянство»:

Вязниковского уезда, деревни Слободищ, крестьянин спасовец (секта старообрядчества беспоповского толка) Михаил Куртин, 57 лет, зарезал родного сына своего, 7-летнего мальчика Григория, в убеждении, что это угодно Спасу.

Вот что рассказывал Куртин на суде о своем поступке: «Однажды ночью печаль моя о том, что все люди погибают в грехе, сделалась так велика, что я не мог уснуть ни на минуту и несколько раз вставал с постели, затепливал свечи перед иконами и молился со слезами на коленях о своем спасении и спасении семейства своего.Тут мне пришла на ум мысль спасти сына своего от погибели вечной, и так как сын мой Григорий, единственное детище, был очень резв, весел и сметлив не по летам, то я, боясь, чтоб он после смерти моей не развратился в вере и не погиб в геенне вечной, решился его зарезать.

 Опасаясь препятствий со стороны жены, я нарочно разбудил ее и послал за овчинами в деревню Перво, а сам, оставшись с сыном, сказал ему: «Встань, Гришенька! Надень белую рубаху, я на тебя полюбуюсь».
Он надел белую рубаху и лег на лавку в передний угол.

Тогда я подложил ему его шубку в голову и, заворотив подол рубашки, несколько раз ударил в живот ножом. Он затрепетал, и начал биться, и натыкался на нож. Желая поскорее прекратить его мучения, я распорол ему живот сверху донизу...
Он потерял силу сопротивляться, но все еще не кончался. Заря до этого времени светила в окно, но, когда я пронзил его ножом, вдруг первый луч солнца брызнул в окно.Что-то стряслось во мне, нож выпал из рук, и я упал на колени с молитвою, прося Бога принять милостиво новую жертву.

Когда я стоял перед образами на коленях и сын мой плавал в крови, то вошла вдруг в избу возвратившаяся жена моя и, с первого взгляда узнав все случившееся, упала от страха на землю перед мертвым сыном.
Тогда я, поднявшись с пола, на котором стоял на коленях, сказал жене:
«Иди и объяви обо всем старосте. Я сделал праздник Святым».
Заключенный в острог, Куртин еще до решения его дела на суде запостил себя до смерти».
(с)

Кому Куртин молился - тот его сына и убил. Зарезал рукой Куртина, а потом и его самого запостил до смерти!

Официозные церковники вновь будут кричать о сектантском изуверстве, якобы не имеющем отношения к истинному христианству.


В действительности же, история старовера Куртина вся - от кровавого заклания до самоуморения постом - это квинтэссенция христианской религиозной системы!


Перенесемся на две тысячи лет назад.
Как известно, язычники- римляне обвиняли христиан в том, что они «приносят в жертву новорожденных римских младенцев, вкушают их плоти и крови и предаются массовому разврату».


Делая круглые глаза, дьякон Андрей Кураев рассказывает:

"... основным оправданием многовековых гонений было обвинение в каннибализме.
Главное обвинение христиан в странных трапезах по ночам... «Много разговора вызвало речение учителя, которое гласит: «Если не будете есть плоти моей и пить крови моей, то не будете иметь жизни в себе».

"Это уже действительно не зверство и не нелепость, но нелепее всякой нелепости и более дико, чем любое зверство, - вкушать человеческое мясо, пить кровь единоплеменника и единокровного и, поступая так, иметь жизнь вечную!
Какую, скажи мне, чудовищную дикость вы вводите в жизнь, делая это? Какое другое вы можете совершить новое преступление, более проклятое, чем эта гнусность?..», - пишет язычник Порфирий в своей критике христианства.

Аналогичные обвинения, - продолжает Кураев, - пересказывает и Плиний Младший в письме Траяну.
И хотя сам Плиний не обвиняет христиан в каннибализме, это обвинение, бывшее рефреном языческой антихристианской полемики, как ни странно, дожило до сих пор». (с)


А что тут странного?

Странным было бы отсутствие этих обвинений!  Зачем же всех дураками считать, начиная с римлян?

Ведь сам же Кураев признает:

«Христиане... могли бы устранить львиную долю нападок на себя, если бы рассказали бы о своих ночных собраниях, если бы опубликовали «Настольную книгу священнослужителя».
Они, однако, этого не делали.
И даже Тертуллиан, описывая для язычников в своей «Апологии» порядок ночных собраний христиан, подробно объяснив «агапе», ни слова не говорит о Евхаристии».

Это, дескать, потому, глубокомысленно заявляет Кураев, что язычнику слишком долго пришлось бы объяснять, «что именно происходит».

А мне в этом видится стремление уйти от неприятной темы и, более того, намеренно замолчать ее...

Перенесемся из Древнего Рима в Россию XIX столетия.

Передо мной - исследование нашего замечательного писателя П. И. Мельникова (Печерского) «Белые голуби», посвященное русским христианским сектам крайнего толка - хлыстам и скопцам.

Мельников пишет, что хлыстами: «... изредка (может быть, лет через десять и более) совершаются отвратительные обряды «христовой любви» и «причащения телу и крови». Повторяем, совершается это далеко не во всех кораблях (так, вполне по-христиански, называются хлыстовские общины; напомним, что официозная Церковь часто именует себя «кораблем спасения») и чрезвычайно редко. (Так ведь точка вершины - пик - и не может быть обширной, сказано: «узки врата»; суть явления зачастую выражают именно «редкие, но меткие» случаи)

«Христовой любовью», - продолжает Мельников, - называется общий разврат корабля, происходящий после радения, когда и мужчины и женщины находятся в исступленном состоянии.
Этот разврат, не разбирающий ни возраста, ни уз родства, объясняется двояко. Одни хлысты говорят, что они, поступая так, «грех грехом истребляют» (тон какой - первохристианский!).

Но есть, кроме того сведения, что хлысты от времени до времени делают это с тем, чтобы иметь детей, рожденных, как они говорят, от духа свята (так называемых «христосиков»).

Если такая женщина сделается беременною, она принимает сан богородицы, и рожденный ею считается «не от крове, не от похоти плотския, не от похоти мужския, но от Бога родившимся.

Дикий обряд «христовой любви» в иных, немногих, конечно, хлыстовских кораблях соединяется с другими, еще более отвратительными, еще более ужасными обрядами: приобщения телу и крови.

Если у богородицы «родится дочь, ее отдают матери, и эта девочка впоследствии обыкновенно сама делается богородицей или пророчицей. Но если родится мальчик, - пишет Мельников, - он считается сыном божьим и называется «христосиком».

На восьмой день его закалывают в левый бок таким же копием, какое употребляется в церквах (при разделке хлеба на евхаристии), пронзают ему сердце и причащаются горячею кровью. (т.е. пьют эту кровь)

Тело сушат и превращают в порошок, с которым после пекут калачи, коими и причащаются вместе с водою.

(П. И. Мельников (Андрей Печерский), Собрание сочинений в восьми томах, т. 8, М., 1976).



Отрешимся от столь понятных эмоций и холодно вдумаемся: спустя почти две тысячи лет полуграмотные русские мужики, ничего, кроме Библии не читавшие, в полном объеме!  детально!,  воплотили в жизнь все то изуверство,  в котором обвиняли первых христиан римские язычники!

Что ж, как сказал Розанов, русские мужики по части религии «глубоко плавают» (т.е. глубоко и тщательно вдумываются).

По убеждению Розанова, случаев, подобных групповому самоубийству тираспольских староверов, в первые века христианства «было множество» - русские староверы лишь «докрутили винт» до степени изначального, первохристианского, катакомбного изуверства.


Так может быть и христиане-каннибалы, что называется, «попали в резьбу»?

В «Житиях святых», в разделе, посвященном святому Василию Великому (330-379 гг. ) - «Богомудрому учителю Церкви» - приведен весьма примечательный эпизод (январь, часть первая, стр. 28):



«Однажды, когда он (Василий Великий) совершал божественную службу, некий еврей, желая узнать, в чем состоят святые тайны, присоединился к прочим верующим , как бы христианин, и, войдя в церковь, увидел, что святый Василий держит в своих руках младенца и раздробляет его на части..
Когда верующие стали причащаться из рук святого, подошел и еврей, и святитель подал ему, как и прочим христианам, часть "святых даров".
Приняв их в руки, еврей увидел, что это была действительно плоть, а когда приступил к чаше, то увидел, что в ней была действительно кровь.
Он спрятал остаток от "святого причащения" и, придя домой, показал его жене своей и рассказал ей обо всем, что видел своими глазами.
Уверовав, что христианское таинство есть действительно СТРАШНОЕ и славное, он пошел на утро к блаженному Василию и умолял удостоить его святого крещения.
Василий же, воздав благодарение Богу, немедленно окрестил еврея со всем его семейством».


Перед нами - описание классической Черной Мессы, причем взятое откуда? Из книг Кроули? Из «готического романа»? Из милицейских сводок о преступлениях подвальных сатанистов?

Нет, это христианские «Жития святых».

Мне в ответ христиане возмущенно закричат, что в данном случае Господь-де раскрыл еврею "духовные очи", позволив увидеть "духовную" реальность Евхаристии, «действительно плоть» и «действительно кровь», а не просто хлеб и вино.

Но даже если принять подобную трактовку этого эпизода, то совершенно очевидно: христианин, особенно православный, причащаясь, свято верит, - обязан верить! - что ПОД ВИДОМ хлеба и вина он вкушает «действительно плоть» и «действительно кровь»; таким образом налицо акт УМСТВЕННОГО КАННИБАЛИЗМА - каннибализма «в духе», «в сердце своем».

Походя к чаше, истово молятся: «Еще верую, яко сие есть САМОЕ пречистое Тело Твое, и сия есть САМАЯ честная Кровь Твоя... » А священник? Он ведь тоже, совершая Евхаристию, свято верит,  - обязан верить! - знает, что не хлеб режет.

Да вы взгляните на его инструментарий, на все эти копья и странные ножички...

Может быть, хлеб и вино как атрибуты Евхаристии  окончательно утвердились лишь в эпоху становления официозной Церкви, а до этого бывали «действительно плоть» и «действительно кровь» - конечно же «НЕ ВО ВСЕХ КОРАБЛЯХ» и «ЧРЕЗВЫЧАЙНО РЕДКО»?

Не с тех ли времен слова молитвы перед причастием: «... не бо врагом Твоим тайну повем... »? «Оглашенные, изыдите!» «Двери, двери!»

Что за «тайна»? Да еще такая «СТРАШНАЯ».

Не из-за нее ли Тертуллиан в своей «Апологии» упорно молчит о Евхаристии?
Он просто не хотел затрагивать скользкую тему, зная, что «кое-кто, кое-где у нас порой... ».

А теперь взглянем на историю обращения еврея его же глазами.
Кстати именно так - просто, фотографически, без комментариев, без всяких "духовных очей" - она и представлена в «Житиях».

Что мы видим?

Сцену каннибализма:  главный в секте убивает и режет ребенка на части, а затем члены секты этого ребенка съедают!

Как явно следует из житийного текста, еврей вовсе не видит в этом младенце Христа - для еврея это именно младенец,  сын человеческий, т.е. человеческий детеныш, разрезаемый на части и затем поедаемый: «действительно плоть» и «действительно кровь».

Никакой «духовности»!
Физика!
И жена еврея - дома! - увидела то же самое!

И вот, будучи под впечатлением акта каннибализма, еврей и его родня пришли в лоно христианства - и были приняты!

Может быть, пришли потому, что увидели нечто родное и близкое? Точнее, узнали... Смотри, мол... Да ты понюхай... В работе «Обонятельное и осязательное отношение евреев к крови» (1913), В. Розанов показывает неуклонное тяготение к человеческому жертвоприношению, таящееся в Ветхом Завете и в иудаизме в целом.

В частности, писатель анализирует знаменитый библейский эпизод: жертвоприношение Авраама.

Как известно, Авраам, по повелению своего еврейского бога, чуть было не принес в жертву своего сына Исаака - и лишь в последний момент руку Авраама остановил «ангел господень».

«А если бы не остановил?» - спрашивает Розанов. А если бы не остановил - совершилось бы «дело крестьянина Куртина», принесшего сына в жертву еврейскому богу, которому накануне молился столь истово"...

****** И не только русские мужики - русские цари тоже.
Николай Второй смиренно, с молитвой принес «в жертву Богу» сына-наследника, царицу с царевнами и весь свой народ, «чтоб он не развратился и не погиб в геенне вечной» - примерно так, чуть ли не дословно повторяя старовера Куртина, наши православные объясняют «мистический смысл» гибели последней царской семьи.
Порочная нить христианской веры связывает мужика Куртина и царя Николая.
Кстати, Николай и стремился всегда к такому - «духовному» - единению с народом. В конце концов эта вера потащила в могилу и царя, и народ. Между ямами, в которые заживо закапывались тираспольские староверы, и ямой Ипатьевского подвала - прямая связь.




Наш великий ученый В. И. Даль в книге «Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их», написанной в 1844 году по поручению министра внутренних дел, на основании многочисленных фактов доказал, что в иудейской среде издревле существует экстремистская секта, практикующая человеческие жертвоприношения и использующая кровь жертв «для каких-то таинственных чар».
Христиане утверждают, что этот ритуал имеет антихристианскую направленность.

Однако, судя по жертвоприношению Авраама, задолго до появления христианства, кровавый обряд уже существовал среди иудейских мистиков крайнего толка, и, возможно, среди христиан, как людей вышедших из иудаизма.

Да и самое главное событие христианства разве не убийство сына (иисуса) в жертву еврейскому богу?

Пытаясь обличать современных русских язычников, диакон Андрей Кураев истошно вопит о «геноциде», якобы грозящем христианам со стороны приверженцев Родноверия, о том, «какие кровавые жертвы они (язычники) будут приносить своим старо-новым богам».

А может, дьякону-христианину, не стоит судить по себе?

Похоже, что у тебя, дьякон, от твоей многовековой «христианской жертвы» уже стоят в глазах «мальчики кровавые».

«Приимите, ЯДИТЕ, сие есть тело мое... » --- Сказано-то как - плотоядно: «ядите».

(в оригинале даже стоит – φαγετε – пожирайте, жрите.)

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Розанов : «Реакция здравомыслия, естества человеческого,.. что все так ненавидимо и презираемо «учителями церковными»; реакция этнографии против навеянного (из Византии, Галилеи). И в последнем слове - протест язычества против христианства».


Протест Жизни против Смерти - скажем мы!


С. Боттичелли "Весна", картина эпохи Возрождения.

Источником вдохновения для Боттичелли  послужил  отрывок из работы римлянина Лукреция Кара «О природе вещей»:

Вот и Весна, и Венера идет, и Венеры крылатый
Вестник грядет впереди, и, Зефиру вослед, перед ними
Шествует Флора-мать и, цветы на путь рассыпая,
Красками все наполняет и запахом сладким.
Ветры, богиня, бегут пред тобою; с твоим приближеньем
Тучи уходят с небес, земля-искусница пышный
Стелет цветочный ковёр, улыбаются волны морские,
И небосвода лазурь сияет разлившимся светом.

И снова Д. Фрезер:

«Возврат европейцев к исконным принципам ИХ жизненной ориентации, к трезвому, мужественному взгляду на жизнь отмечен Возрождением в конце средневековья (языческого) римского права, философии Аристотеля, (языческой) античной литературы и искусства.

Долгому застою в развитии цивилизации пришел конец.

Волна восточного нашествия наконец захлебнулась и стала идти на убыль.
Отлив этот продолжается до сих пор
».