loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Categories:

Долой фальсификаторов истории! Часть V. Так кто же хотел затопить Москву?

Тактику большевиков на случай военного поражения и потери власти
сформулировал еще тов. Троцкий в 1919 году:
«Если мы уйдем, то напоследок так хлопнем дверью, что весь мир содрогнется».
Тов. Сталин на этот счет придерживался точно такого же мнения.
Это был один из редких случаев полного совпадения взглядов
двух непримиримых внутрипартийных врагов.


Основанное на беспредельном и циничном насилии существование «Советской Родины» не могло быть долговременным и прочным, если бы это насилие не было прикрыто соответствующим количеством столь же безграничной и циничной лжи.
Ложь и насилие — вот те два кита, на которых стоял богомерзкий СССР, пускавший попеременно в ход то наглую ложь, чтобы оправдать свое насилие, то жестокое насилие, чтобы насадить и утвердить бесстыдную ложь.

Рекордсменом по лжи и насилию за всю историю СССР является, безусловно, эпоха так называемой «великой отечественной войны» и всё, что с нею связано.
Вся история пресловутой «великой отечественной войны» выдумана и сфальсифицирована от начала и до конца. Это тот редкий даже для советской пропаганды случай, когда мы имеем дело со сплошной ложью, так что для восстановления подлинной истории этой войны зачастую достаточно положительные высказывания красных пропагандистов заменять на отрицательные и наоборот. При таком подходе мы получим, если и не абсолютно точную и достоверную историческую картину, то, во всяком случае, очень и очень близкую к реальности.

Количество мифов, выдумок, лживых басен и бредовых фантазий о «великой отечественной войне» поистине несчетно. Разбирать и разоблачать их все  у нас нет ни времени, ни сил, так как над их сочинением работали миллионы и работали десятилетиями.  Поэтому приходится ограничиваться разбором наиболее лживых и наиболее известных фальсификаций.
Среди таких фальсификаций находится и легенда о желании «гитлеровцев» после победы в войне затопить древнюю русскую столицу — Москву и второй город страны — «Ленинград».

Надо сказать, что красные фальсификаторы систематически приписывают Адольфу Гитлеру маниакальную страсть к разрушению. Вождь Третьего Рейха будто бы только и жил идеей разрушить всё и вся на захваченных Германией территориях и превратить их в безжизненную пустыню. Ради тотального разрушения будто бы и завоевывались эти территории.

Сочинителей этого мифа нисколько не смущает тот факт, что в результате войны безжизненной пустыней оказалась почему-то территория именно Германии, где не осталось ни одного целого города, а не территории ее противников, хотя при такой одержимости Гитлера разрушительными началами все должно было быть совершенно наоборот.

За отсутствием реальных фактов красная пропаганда вынуждена оперировать сказаниями и потому вместо этих фактов постоянно подсовывает нам разного рода «планы Гитлера», один ужаснее и безумнее другого.

Эти леденящие душу «планы» странным образом нигде не задокументированы, что позволяет советским (а теперь и россиянским) лжецам при изложении этих «планов»  давать полный простор своей необузданной фантазии.

Таков и «план» Гитлера, якобы родившийся у него осенью 1941 года, о  затоплении столицы СССР — Москвы.

Понятно, что документально этот «план», как и все прочие «планы», нигде не зафиксирован.

Более того, не существует даже обычных в таких случаях «устных высказываний» Фюрера, на основании которых советские фальсификаторы истории и строят свои хилые доказательства «преступной политики» Гитлера и его «бесчеловечных планов».

О таком «плане» ничего не говорят в своих воспоминаниях и дневниках близко стоявшее к руководству Третьего Рейха генералы Кейтель, Йодль, Манштейн, Гудериан, Гальдер, фон Бок и другие, никак не упоминают этот «план» в своих книгах ни «диверсант № 1» Гитлера Отто Скорцени, ни руководитель политической, а затем военной разведки Германии Вальтер Шелленберг, ни «главный архитектор» Рейха Альберт Шпеер. В дневниковых записях Йозефа Геббельса также не удается обнаружить следов существования данного «плана», хотя министр просвещения и пропаганды Третьего Рейха, как это следует из его же дневников, всегда был прекрасно осведомлен о всех планах и замыслах своего Фюрера. Наконец, даже такая литературная халтура как «Застольные разговоры Гитлера» Генри Пикера, представляющая собой набор самых неправдоподобных исторических анекдотов и выдумок, и та не содержит никаких намеков на наличие у Гитлера подобных идей и «планов».

Первоисточником сведений о существовании гитлеровского «плана» о затоплении Москвы является, конечно, сам советский агитпроп.

Впервые, насколько нам известно, о наличии такого «плана» поведал изумленному миру «маршал победы» и сталинский мясник Георгий Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления».
В главе «Первые шаги контрольного совета по управлению Германией. Потсдамская конференция» он повествует о том, что вскоре после начала операции «Тайфун» Гитлер будто бы заявил на совещании в штабе группы армий «Центр» следующее:

«Произведены необходимые приготовления, чтобы Москва и ее окрестности с помощью огромных сооружений были затоплены водой. Там, где стоит сегодня Москва, должно возникнуть огромное море, которое навсегда скроет от цивилизованного мира столицу русского народа».

Сам тов. Жуков на совещании в группе армий «Центр», естественно, не был, поэтому ссылается он на материалы Нюрнбергского процесса (Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. М. 1957. Т.1. c. 495).  Хотя логичнее было бы сослаться непосредственно на стенограмму данного совещания или хотя бы на свидетельства его участников, например, на дневник Командующего группой армий «Центр» фон Бока, в штабе которого упомянутое совещание и проходило. Прозвучало бы куда как доказательнее и убедительнее, чем отсылка к Нюрнбергскому процессу, который и судом-то назвать нельзя.

Приведенная выше цитата, разоблачающая и обличающая гитлеровское «изуверство»,  сразу стала очень популярной у штатных совковых «патриотов». Она постоянно мелькает на страницах газет и журналов, кочует из одной книги в другую, путешествует по школьным и студенческим рефератам и раз за разом всплывает в теле- и радиопередачах.

От частого повторения безапелляционным тоном она стала как бы общим местом и бесспорной истиной, а потому ее часто приводят вообще без всяких ссылок на первоисточник.
Один из россиянских драматургов настолько глубоко погрузился в виртуальный мир, порожденный этой цитатой, что даже написал пьесу «Москаузее» — о воплощении в жизнь идеи Фюрера о рукотворном море на месте Москвы.

О надежности такого исторического источника как тов. Жуков долго распространяться не приходится, т.к. степень правдивости «Воспоминаний и размышлений» всем хорошо известна — без большой натяжки их можно назвать сплошной ложью.
Почти такой же оценки заслуживают и материалы Нюрнбергского процесса — откровенного судебного фарса, целью которого было не установить истину, а свалить все военные преступления на побежденных и под видом «суда» расправиться с ними.  Если же мы ещё вспомним, что пресловутые «материалы» для Нюрнбергского балагана подготавливали те же самые товарищи, которые сочиняли за «маршала победы» и его «самую правдивую» книгу о войне, то ситуация с гитлеровским «планом» о затоплении  Москвы проясняется полностью.

Такой «план» никогда не существовал.
Планы в отношении Москвы у немцев были совершенно другие.
По окончании боевых действий на Востоке немецкое руководство собиралось Москву не топить, а разместить в ней штаб-квартиру своих оккупационных войск и центральные учреждения рейхскомиссариата «Московия».

Совещание же с участием Гитлера, о котором говорит тов. Жуков, решало чисто стратегический вопрос о том, способны ли германские войска в результате операции «Тайфун» достичь рубежа реки Волга по линии Ярославль-Нижний Новгород или же их сил хватит только на то, чтобы окружить и взять Москву.
Другое аналогичное совещание в ноябре вопросов такого размаха уже не поднимало, а обсуждало лишь целесообразность дальнейшего наступления на  Москву в условиях наступившей зимы. Гитлер тогда настоял на продолжении наступления любой ценой.
Неужели только для того, чтобы по взятии города немедленно его затопить, лишив тем самым себя зимних квартир, аэродромов с твердым покрытием и важнейшего транспортного узла?

Выставляя в своих мемуарах немецкое руководство идиотами, Жуков, очевидно, ориентировался на свой собственный интеллектуальный уровень.
Уж он-то, будь его воля, непременно затопил бы Белград, Будапешт, Берлин, Варшаву, Вену, Прагу и прочие восточно-европейские города, оставив себя без коммуникаций, казарм, складов, госпиталей, административных зданий и вызвав невероятное озлобление местного населения на оккупантов.

Однако, одной жуковской тупостью возникновение истории с «планом» затопления Москвы объяснить нельзя.
Просто так в советском агитпропе никогда и ничего не появляется.
Зная повадки советских пропагандистов, легко догадаться, что в данном случае, как и в истории с Катынью, кремлевские фальсификаторы просто решили приписать противнику свои собственные злодеяния и преступные планы. .

Тактику большевиков на случай военного поражения и потери власти сформулировал еще тов. Троцкий в 1919 году: «Если мы уйдем, то напоследок так хлопнем дверью, что весь мир содрогнется». Тов. Сталин на этот счет придерживался точно такого же мнения. Это был один из редких случаев полного совпадения взглядов двух непримиримых внутрипартийных врагов.

Поэтому, когда осенью 1941-го коммунистический режим оказался на краю гибели, Сталин отдал свой знаменитый приказ № 0428 о «выжженной земле», намереваясь оставить после себя голую, безлюдную пустыню. Но, конечно, по-настоящему «хлопнуть дверью» можно было, лишь стерев с лица земли Москву, Петербург и прочие русские города.

То, что Москву при подходе немцев Сталин собирался уничтожить, не скрывают и сами красные мемуаристы, близко стоявшие к вождю.

Главный советский диверсант Павел Судоплатов, так прямо и пишет в своих воспоминаниях, что ему

«приказали заминировать наиболее важные сооружения в Москве и на подступах к ней, такие как главные железнодорожные вокзалы, объекты оборонной промышленности, некоторые жилые здания, некоторые станции метрополитена и стадион «Динамо»… Мы заминировали несколько правительственных дач под Москвой (среди них, правда, не было дачи Сталина)».
Одни объекты планировалось взорвать до прихода немцев, другие  — когда они уже начнут обосновываться в городе (как это было сделано людьми Судоплатова в Киеве и Харькове).

Очевидно, подготовкой Москвы к взрыву занимался не один Судоплатов. Взлететь на воздух должны были, скорее всего, не «наиболее важные сооружения», а  весь город целиком.
О масштабах планировавшихся разрушений можно судить хотя бы по находке в 2005 году около тысячи килограмм взрывчатки под одной из московских гостиниц (http://newsru.com/russia/10jul2005/bzv.html).
То есть минирование столицы было столь грандиозным, что впоследствии даже не смогли вспомнить всех мест, куда закладывались заряды!

Так что, если бы Гитлеру и в самом деле пришла в голову сумасбродная идея затопить Москву, то топить бы ему пришлось груду развалин. Впрочем, даже и эту груду развалин он едва ли успел бы затопить, т.к. она к моменту его прибытия в город уже была бы затоплена самими большевиками.
Прямых доказательств  существования сталинского плана затопления Москвы  путем взрыва каскада плотин на канале Москва-Волга, к сожалению, не осталось. Технические архивы канала того времени, как обычно, «не сохранились».  При загадочных обстоятельствах они то ли «пропали», то ли «были уничтожены» при эвакуации в Ульяновск. Таково, по крайней мере, официальное объяснение исчезновения архивов. Но скорее всего, они хранятся где-то глубоко в секретных лубянских подвалах, и добраться до них будет можно только после свержения существующей оккупационной власти.
Поэтому остаются только косвенные доказательства, которых, впрочем, более чем достаточно.

О том, что страсть к затоплению владела советским верховным командованием с самого начала войны, хорошо известно.

Первый грандиозный подрыв плотины с целью затопить местность и тем остановить наступающих немцев был применен Сталиным - на Днепре.

 18 августа 1941 г. советские саперы взорвали плотину Днепрогэса (впоследствии, как водится, стали врать, что Днепрогэс взорвали немцы). Размер пробоины составил 175 м.  Причем, сделано всё было «по-нашему», по-советски — взрыв плотины был произведен тогда, когда по ней еще шли отступающие войска и беженцы.  В результате разрушений поднялась гигантская волна, смывшая по разным оценкам от 3 до 10 тысяч человек. В тот раз советские саперы нанесли больший урон себе, чем противнику. Лавина воды разрушила все переправы вниз по течению, заставив отступающие части РККА бросить тяжелое вооружение на правом берегу реки.


ДнепроГЭС, август 1941



Во время битвы под Москвой Сталин решил повторить свой гидротехнический прием.

 По его приказу были взорваны плотины Истринского водохранилища с целью затопить местность и сделать ее недоступной для наступающих немецких танков и пехоты. Потоки воды из водохранилища смыли все деревни вдоль реки Истры и густонаселенные кварталы на окраине города Истра в поселке Павловская Слобода.
Подробности этого сталинского мероприятия стали известны только в 2006 году после рассекречивания брошюры «Разгром немецких войск под Москвой»,  подготовленной Генштабом Красной армии и выпущенной Воениздатом НКО СССР в 1943 году под общей редакцией красного маршала Шапошникова.

Шапошников излагает события так: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».

Насчет высоты водного потока тов. Шапошников явно поскромничал.
Уровень Истринского водохранилища — 168 м над уровнем моря. Течение реки Истры за плотиной находится на урезе в 143 метра, в Павловской Слободе — 134 метра. Напор огромного объема воды шел, как пишет Шапошников, на 50 километров, то есть до Москвы-реки (уровень которой при впадении Истры составляет 124 метра).

Таким образом, высота потока, смывавшего все на своем пути, составляла не 2,5 метра, а в 10 раз больше — 25 метров.
Если учитывать падение потока до Москвы-реки, суммарный напор достигал сорока метров. Такой поток воды обладает поистине всесокрушающей силой. Это что-то вроде рукотворного цунами.

Сколько людей погибло тогда в ледяной воде и под обломками строений, так и осталось неизвестным.
Большевицкое государство такими «мелочами» никогда не интересовалось
, а при случае просто списывало все такие потери на «последствия немецкой оккупации».
В конце концов, на немцев решили повесить и сам бесчеловечный план затопления Москвы и ее окрестностей.

Однако, несмотря на «героические» усилия сталинских гидротехников, немецкие войска продолжали наступление и к концу ноября подошли к каналу Москва-Волга севернее столицы.

Не видя других средств остановить их продвижение, Сталин с маниакальным упорством продолжал отдавать новые приказы о массовых затоплениях.
По его распоряжению были взорваны плотины Иваньковской ГЭС в северной части канала, что привело к затоплению долин рек Сестра и Яхрома.



В результате интенсивного водосброса уровень воды в Сестре поднялся на шесть метров, а в Яхроме — на четыре. В итоге образовалось непроходимое рукотворное море шириной до 3 км и протяженностью свыше 60 километров, позволившее Сталину существенно сократить линию фронта.

Все это было достигнуто ценой гибели 30-40 деревень, Николо-Пешношского монастыря и нескольких тысяч человек мирного населения (в основном женщин, детей и стариков), об эвакуации которых, естественно, никто не позаботился. Масса народа также осталась инвалидами в результате сильнейшего обморожения и ампутации конечностей.

Само собой разумеется, что все погибшее в потоках ледяной воды впоследствии также оказались «жертвами немецкой оккупации», а не жидо-большевицкой террористической диктатуры.

Еще худшая участь ждала Москву, затопление которой силами спецподразделений  НКВД было неизбежным после отъезда Сталина на восток.  К превращению столицы  в гигантское озеро все было тщательно подготовлено.  Говоря словами  жуковских мемуаров, были
«произведены необходимые приготовления, чтобы Москва и ее окрестности с помощью огромных сооружений были затоплены водой».

После отхода с запасных путей станции Москва-Рязанская спецпоезда в Куйбышев (Самару) со Сталиным и его придворной челядью, должен был последовать подрыв Химкинской плотины, которая отделяет акваторию Химкинского водохранилища от вытекающей из него через парк «Покровское-Глебово» речки Химки.

Эта плотина сдерживает весь каскад водохранилищ к северу от Москвы — Химкинское, Пироговское, Клязьминское, Пестовское, Учинское и Икшинское, и находится на уровне 162 метра над уровнем моря.  Уровень же  Москвы-реки в центре Москвы — 120 метров.
Сорокаметровый напор с объемом воды шести водохранилищ от Москвы до Икши смел бы все на своем пути, уничтожив все здания и сооружения вместе с их обитателями на протяжении десятков километров.

Несложные арифметические расчеты показывают, что в результате затопления под водой оказались бы практически все здания в центре Москвы (даже высотные), Кремль, Китай-город, Замоскворечье, Зарядье, Пресня, Хамовники, долина Яузы. Фактически полностью (с крышами) или частично (нижние этажи зданий) под воду ушел бы весь город за исключением возвышенностей, расположенных большей частью по окраинам Москвы. Или, как весьма точно выразился в своей книжке мясник Жуков,

«Там, где стоит сегодня Москва, должно [было] возникнуть огромное море, которое навсегда скроет от цивилизованного мира столицу русского народа».

Лишь провал немецкого наступления на Москву спас тогда столицу от уничтоженья, но уничтожения не руками Гитлера, а руками упыря и русофоба Сталина, люто ненавидевшего попавшую под его власть страну и готового в бешеной злобе погубить ее вместе со всем населением перед своим собственным неминуемым концом.

Когда же угроза свержения богоборческой власти миновала, то план уничтожения Первопрестольной с помощью потопа был отложен на неопределенный срок.
В ожидании этого срока решили пока приписать этот план Гитлеру и использовать его для пропагандистского оболванивания людей и воспитания из них безмозглых советских «патриотов».

О том, что сталинский план затопления Москвы лишь отложен, а не отменен, свидетельствуют сотни, а может и тысячи тонн взрывчатки, которые и по сей день лежат в насыпи Химкинской плотины.

Участок этой плотины в парке «Покровское-Глебово» до сих пор опутан ограждениями с колючей проволокой и круглосуточно охраняется автоматчиками.

Очевидно нынешние кремлевские обитатели, равняющиеся во всем на тов. Сталина, держат всё это на случай падения своей богопроклятой власти, чтобы перед бегством напоследок «хлопнуть дверью» и осуществить замысел «отца народов» о превращении Москвы в «Московское море».

Редакция «Силы и Славы».
Tags: азиатский менталитет, зверства евреев, правда о второй мировой
Subscribe

Featured Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author