loreley10 (loreley10) wrote,
loreley10
loreley10

Category:

Иисус - возлюбивший самого себя.



В дополнение к сказанному насчёт знаменитой морали Христа, столь многими восхваляемой как "высшее духовное достижение в истории человечества", нужно заметить следующее: то в ней, что гуманно и правильно, не оригинально, а что оригинально – нелепо и вздорно.

Отдельные здравые принципы, которые встречаются в проповедях Иисуса, не являлись его личным изобретением и не были новым, каким-то неслыханным откровением для его современников, - по крайней мере, достаточно просвещённых и образованных.

Эту сугубую вторичность, неоригинальность этики Христа отмечал ещё в своей книге «Правдивое слово» древнеримский язычник Цельс: "Изречение Иисуса о богатых, гласящее: "Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому в царство небесное", прямо сказано у Платона; Иисус исказил слова Платона, сказавшего, что "невозможно быть особенно хорошим и одновременно исключительно богатым"…»

Цельс, однако, сильно польстил тут Христу, предполагая его знакомство с идеями Платона, о существовании которого "галилейский пророк" вряд ли даже слышал; скорее уж, Иисус заимствовал свои откровения на сей счёт из Ветхого завета, в частности из псалмов – его самой популярной среди простых верующих части.
Например, знаменитый принцип морали «Относись к ближнему, как хочешь, чтоб он относился к тебе» изрекали в ту эпоху такие известные законоучители иудаизма, как Гилель или Гамалиэль, -  не говоря уже о многих языческих философах древней Греции и Рима.

Так что заповедь «Возлюби ближнего своего, как самого себя!» вовсе не являлась «ноу-хау» Христа; тем более что этот замечательный императив он проповедовал лишь на словах.

Где, собственно, в текстах евангелий можно найти свидетельство того, что сам Иисус проявляет любовь хоть к кому-либо, если даже по Иоанну Предтече, своему наиболее близкому, казалось бы, соратнику, он не проронил ни слезинки!

Об отношении Иисуса к Иоанну Крестителю надо сказать особо. Иоанн был не только «предтечей» Христа, его «крёстным отцом», «вторым Ильёй» и т. д., но и духовным наставником, - по солидарному признанию евангелистов, именно в основанную Иоанном секту изначально пришёл Иисус, был им туда принят и крещён; именно среди сторонников Крестителя он нашёл первых своих апостолов. Если верить Новому завету, Иоанн Предтеча являлся Иисусу к тому же не только земляком и близким родственником по матери, но фактически ровесником: иными словами, их должно было многое сближать не только как религиозных единомышленников.

И казалось бы, трагическая участь Иоанна Крестителя, сперва брошенного в темницу, а после казнённого царём Иродом-младшим по вздорнейшей причине, должна была глубоко тронуть Христа.
Даже в случае, если Иисус на момент гибели Иоанна успел рассориться со своим «предтечей» и уже не питал к нему никаких тёплых чувств, он всё равно обязан был, по идее, громко осудить эту беззаконную казнь своего бывшего друга просто как вопиющий акт жестокости и произвола властей.

Какой же была, согласно евангелистам, реакция Христа на известие о страшной гибели Иоанна? Это с трудом укладывается в голове, но… никакой!

По евангелиям, для Иисуса судьба Крестителя стала лишь поводом озаботился своей собственной безопасностью, ибо после казни Иоанна « ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его; и пошли возвестили Иисусу.

И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один; а народ, услышав о том, пошёл за ним из городов пешком…» ( Матфей 14: 12-13) Далее речь в евангелии идёт уже об очередном «чуде» (кормлении народа пятью хлебами), а Иисус по поводу казни Крестителя не говорит всем этим собравшимся людям опять же НИЧЕГО.

Вообще надо отметить, что сравнение Иисуса с Иоанном Крестителем явно не в пользу Христа.
Хотя Иоанн был, судя по описанию в евангелиях, довольно угрюмым и вздорным фанатиком, он, по крайней мере, твёрдо следовал своим аскетическим принципам: жил в пустыне (а не в домах у богачей и мытарей); питался саранчой и диким мёдом (а не столовался у поносимых им фарисеев), одевался в грубую верблюжину (а не в дорогие хитоны), и т. д.

Иисус же, как гласит евангелие, смог выдержать в пустыне максимум 40 дней, а потом прибежал обратно в Галилею к столь ненавидимым им фарисеям, чтобы продолжать жрать и пить за их же счёт!

Единственный эпизод во всём Новом завете, где Иисус проявляет хотя бы какие-то человеческие чувства – это описание воскрешения его приятеля Лазаря в евангелии Иоанна.




Там сказано, что Иисус якобы плакал при известии о смерти Лазаря; однако сия история явно выдумана хотя бы потому, что никто из прочих евангелистов не только не пишет об этом знаменитом «воскрешении», но и вообще не упоминает ничего о самом Лазаре.

Между тем, по логике евангелия Иоанна, это должен был быть наиболее близкий друг Иисуса, раз уж тот расщедрился для его возвращения к жизни совершить столь редкое, да и судя по тексту, физически крайне трудное для самого Христа чудо – воскресить из мёртвых.

Но даже повествование Иоанна совершенно не объясняет нам, а кто же такой был этот Лазарь, чем он так отличился и почему заслужил столь жаркую любовь к себе со стороны «богочеловека»?

Непонятно также: куда же делся потом этот якобы оживший Лазарь, который после своего возвращения из преисподней должен был стать, казалось бы, самым пламенным приверженцем Иисуса, главным свидетелем его божественной сущности; почему он не был среди апостолов на Масличной горе, никак не проявил себя во время суда и казни Христа, - ведь в дальнейшем этого персонажа не упоминает даже сам евангелист Иоанн?!


Итак, из библейских текстов вытекает, что Иисус в своей жизни не проявлял любви ни к кому из людей: ни к женщинам, ни к друзьям или соратникам, ни даже к собственным родителям, матери, братьям и сёстрам.

Тем более смешно говорить о его особой любви к еврейскому народу или человечеству вообще.
Этот «учитель благий и кроткий», проповедовавший на всех углах древней Палестины любовь к ближним, сам не любил никого, кроме себя.

И в Новом завете можно найти массу проявлений эгоцентризма и гордыни со стороны Христа, которые решительно противоречат расхожему мифу о нём как якобы подлинном воплощении скромности, простоты, смирения и т. п. качеств.

Примитивная жажда почестей, восхвалений и поклонения себе, любимому, достигает у Христа уровня настоящей мании, притом на сей счёт евангелисты, сами того не сознавая, приводят воистину анекдотичные примеры.

Вот как повествует Лука об очередном «чудесном исцелении» Иисусом в одном селении 10 прокажённых: «…Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились.
Один же из них, видя, что исцелён, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был самарянин.

Тогда Иисус сказал: «Не десять ли очистились? Где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?»…» (Лука 17:12-18).



Вы помните цитированное выше место из евангелия Марка (14:3-9), где описано возлияние некой поклонницей Иисуса ему на голову драгоценного «мира» стоимостью в 300 динариев, которое тот полностью одобрил?

Так вот, у евангелиста Луки в его версии данного эпизода гордыня Христа предстаёт ещё более непомерной:

«Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, вошед в дом фарисея, возлёг.
И вот, женщина того города, которая была грешница, узнавши, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алевастровый сосуд с миром; и, ставши позади у ног Его, и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.
Видя это, фарисей, пригласивший его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница.
Обратившись к нему, Иисус сказал: «Симон! Я имею нечто сказать тебе… Видишь ли ты эту женщину?
Я пришёл в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла. Ты целования мне не дал; а она, с тех пор, как Я пришёл, не перестаёт целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много…» Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром!» (Лука 7: 36-50)



В данном случае перед нами очередной пример не только готовности Иисуса даровать прощение и «спасение» всякому, кто в достаточной мере унизится лично перед ним, оказав пышные почести:
тут пресловутые «скромность и кротость» Христа бьют прямо-таки через край!

Вместо того, чтоб поблагодарить за гостеприимство пригласившего его на обед фарисея Симона, у которого он на халяву обжирается, Иисус обличает его за то, что тот, видите ли, не моет и не лобзает ему, своему нахлебнику, ног, не умащает их благовониями и не вытирает своими волосами как некая полубезумная шлюха, которой-де «много простится», поскольку она-де «много любила»!

Чего здесь со стороны Христа больше, - хамства, цинизма, нахальства, глупости, наглости, пошлости?

Таким образом, Иисус был не просто идейным тунеядцем и паразитом – в античном и нашем понимании этого слова: он был паразитом в высшей мере лицемерным, неблагодарным и отмороженным, норовившим побольней укусить ту руку, которая его кормила.

(с)
Взято:https://alphaomega-pub.livejournal.com/1602.html
Tags: теология, христианство
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments